15 авг в 05:44 (OFF) Wolf777xx77 (G) : Из жизни (Из инета)
Каждый раз, когда слышу песню Игоря Корнелюка «Есть билет на балет, на трамвай билета нет», вспоминаю поездку на балет в Дюссельдорфе. Мы с женой навещали там дочь, которая трудилась по рабочей визе. Однажды культурная программа визита включила посещение местного театра, где выступала заезжая балетная труппа. И вот едем мы на балет (!) на трамвае (!!) и дочь нас предупреждает, что билеты покупать не надо (!!!). «Как так», — удивляемся мы, зная, что дочери противоправное поведение не свойственно. «У нас билеты в театр, по ним проезд в общественном транспорте бесплатный», — поясняет дочь. «Какая связь?» — всё ещё недоумеваем мы. «Всё же очень просто и логично, — говорит дочь, которая, похоже, уже начала отрываться от родной почвы. — Если все поедут в театр на своих автомобилях, будут пробки, и парковок не хватит. Поэтому мэрия и стимулирует людей ехать общественным транспортом». В принципе, действительно, понятно, что для городских властей удобство людей гораздо важнее, чем парковочные сборы и штрафы. Разве может быть как-то иначе? «Есть билет на балет….»

***

Сон алкоголика короток и тревожен, так обычно говорил мой друг Виктор Николаевич, не давая мне выспаться после загула. Виктор Николаевич не то чтобы охотник, он себе просто винтовку купил, вместе с медицинской справкой, охотничьим билетом, стажем владения и патронами. Пострелять он любитель, мы в детстве биатлоном вместе занимались.

И вот этот биатлонист-алкоголик, после короткого и тревожного сна вышел на крыльцо нашего охотничьего домика в горах Урала, подышать свежим воздухом для снятия похмельного синдрома. Нет, меня там не было, это все с его слов записано.

Представляете? Прям самый рассвет. Первые лучи пробиваются. Зябко. Туман клубится. Чуть вдалеке горы. Ручеек журчит, он от крыльца в пяти метрах справа. Красотища неимоверная. И прям перед Виктор Николаевичем в тумане волк стоит и на него смотрит. Хотя глаз-то не видно, но они светятся. Две точки светящиеся, а не глаза.

Виктор Николаевич протрезвел враз. В дом за винтовкой, на ходу заряжая вышел обратно. Волк стоит. Прицелился и выстрелил. Попал в правую переднюю лапу.

Волк стоит. На лапу смотрит.

Выстрелил еще раз. Попал в левую переднюю лапу.

Волк все равно стоит. Смотрит опять на лапу.

Третий раз выстрелил. Похмельные биатлонисты быстро и метко стреляют. Прям в левую заднюю попал.

А волк все равно стоит, задумался видимо. Потому что никакой волк на одной лапе стоять не может, если не задумается.

Виктор Николаевич не выдержал такой наглости и прям в лоб волку выстрелил. Промеж глаз. И попал разумеется.

Волк от попадания волчком закрутился, но опять не упал. Виктор Николаевич собрался уже штык примкнуть и в рукопашную пойти, как разбуженный стрельбой на крыльцо вышел наш егерь, Акрамыч.

- Виктор Николаевич, - сказал он потягиваясь, - мы с тобой вчера чучело от пыли выстирали и сушиться повесили. Ты зачем его битый час расстреливаешь, как фашист?

***

На первом курсе жили в общежитии, втроем в комнате: я, Серега, и Вовчик. Как и положено делились харчами, присланными из дома, вместе что-то готовили.
Общежитие в подмосковье - большая огороженная территория с десятком двухэтажек, рассыпанных среди травы и деревьев. Красота, да и только! Естественно, что всякое домашнее зверье там водилось в немалом количестве.
В нашем корпусе столовались два кота: Васька и Степка. Их подкармливали всем общежитием, у входа стояли две миски. Уборщица не только не выбрасывала все эти "столовые приборы", но и мыла вокруг них, а иногда и сами миски.
Коты отплачивали полным отсутствием грызунов в ближайших к общежитию окрестностях. Конечно же, они считали себя хозяевами и свободно гуляли по всем комнатам, а студенты считали своим долгом их погладить и всячески приласкать. В общем, любимцы, да и только.
Как-то раз у нас случился очередной продовольственный кризис, что в студенческой жизни явление нередкое. Из всех съестных припасов оставались только заварка, соль, и немного крупы.
И вот идём мы с Серым после занятий в общежитие, по дороге обсуждая, что бы нам такое сготовить из ничего, попутно сокрушаясь, что в посылке, которую несколько дней назад получил Вовчик из дома, не оказалось ни крошки съестного, одни вещи.
Заходим в комнату, а Вовчик орет матом, причем совсем не благим, на кота Степку. Смысл его речи сводился к тому, что он желает скорейшей смерти коту и всей его родне до десятого колена.
Мы, естественно, напрочь обалдели. Я спрашиваю:
- Ты чего орешь?
- Да этот урод шерстяной, козлина недоделанный, паразит такой!!!!
- Нагадил что ли?
- Да нет! Он колбасу у меня из-под кровати стащил и сожрал!!!
- У тебя что, колбаса под кроватью была?!
- Ну, мне в посылке прислали... Я вам просто сказать забыл!
- Знаешь Вов, кот, конечно, скотина та ещё. Но все равно лучше, чем некоторые крысы.

***

Девочка Лера росла в 50-х гг. ХХ века в средней глубинке, вроде до столицы километров 200, но все же не суперцентр.
С детства родители толкали ее в музыку, в итоге Лерочка закончила музыкальное училище и была направлена по распределению нести музыку в одном райцентре в местные массы, который сложно было назвать мечтой преподавателя. Лера хорошо училась, но на красный диплом чутъ-чуть не хватило, а потому от распределения было никак не отвертеться.
И все же Лере никак не хотелось терять полтора года своей жизни в этом райцентре, ей хотелось сразу поступить в университет в столице. А потому она решила просто попросить директора училища, где она должна была бы преподавать музыку, чтобы он ее отпустил. Да, не красный диплом, но там всего-то ничего до красного диплома не хватило. И директор, весь такой благородный и понимающий: да мол, понимаю, иди, селянка, вольная ты теперь! Работай, учись где хошь!

С этим намерением наша Лерочка и пришла к директору. Директор просьбу выслушал внимательно, хотя от него немного пахло спиртным, а потом достал свой член наружу, как бы конкретно намекая, как в его учреждении решаются такие дела.

Тут опишем некоторые технические характеристики Леры на тот момент: Возраст: 19 лет, Поцелуев не с родственниками: 7, сексуальных контактов: 0.

Я не знаю, что обычно делают девочки в таких ситуациях, но Лера мгновенно взлетела на подоконник и уже оттуда начала излагать дальнейший план развития событий директору. Она даже оставила ему выбор: либо он продолжает приставать к ней, тогда она разбивает окно и зовет на помощь, что влечет за собой огласку, вызов милиции, ну и то, что обычно за этим следует.
Либо он убирает его личное орудие промискуитета, а завтра Лерочка забирает справку о том, что она имеет право работать по специальности без привязки к сему эротичному месту.

После этих слов Лера ловко спрыгнула с подоконника, оставив директора в глубоких раздумьях о том, что молодежь пошла не та, да и вообще, крутил он это все..., а сама вышла из кабинета.

На следующий день директора на месте не оказалось, но секретарша спросила Леру: "Орлова? Подпишите, пожалуйста, Вам директор бумаги оставил."
Судя по выражению лица, секретарша кое-что подозревала и смотрела на Леру с уважением.
Лерочка забрала бумаги. Это были бумаги об освобождении от распределения.

Об этом случае она никому не рассказала, боялась, что родители поднимут шумиху из-за которой ее индульгенция, полученная не совсем стандартным образом, потеряет свою силу и ей придется работать в райцентре, причем сплетни могут пойти самые разные. Да и вообще, никому об этом не рассказывала.

Самое удивительное, что, несмотря на свой молодой возраст, Лера никаких психологических травм из этой ситуации не вынесла. Может потому, что добилась своего, а может просто сильная она.

Желаю всем правильно выбирать решения в любых ситуациях.
Метки: Из жизни, Юмор
23 0 0 0

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Марс
После ошеломляющей новости о находке воды на Марсе...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play