10 окт в 21:01 (OFF) Vetall4ik (G) : Украинская «Березина» генерала Хелля
________________________

В начале марта 1944 года глубокие прорывы бригад советской 2-й танковой армии генерал-лейтенанта С.И. Богданова привели к развалу немецкой обороны юго-западнее Черкасс. Чтобы избежать истребления, поредевшим частям VII армейского корпуса вермахта пришлось спешно отступать к переправам через Южный Буг, однако отпускать противника советское командование не собиралось.
Забег к Южному Бугу

Штаб 198-й пехотной дивизии (пд) вермахта утратил связь со всеми тремя гренадерскими полками (гп) — 305-м, 308-м и 326-м, в результате чего их остатки объединили в боевую группу «Кайзер» под началом командира 326-го гренадерского полка полковника Пауля Кайзера.

Так же отступала 34-я пд. Хоть какое-то сопротивление пыталась оказать идущая в арьергарде боевая группа «Шефер» — её создали на основе 253-го гп, обязанности командира которого исполнял майор Вильгельм Шефер.



Панорама с брошенными в районе станции Поташ «Тиграми»

Наступление советских частей шло настолько быстро, насколько позволяли дороги — а, точнее, их полное отсутствие. Хотя артиллерия 2-й танковой армии отстала в первый же день наступления, состояние немецких частей пока позволяли наступать и без «бога войны».

7 марта населённый пункт Маньковка взяли части 16-го танкового корпуса (тк) генерал-майора И.В. Дубового, а станция Поташ, которая была центром сбора битой немецкой техники, ожидавшей отправки на ремонт в глубокий тыл, была за полчаса захвачена частями 3-го тк генерал-майора Н.М. Телякова и 11-й гвардейской танковой бригады (гв.тбр) полковника Н.М. Кошаева. Согласно донесениям, только в районе Маньковка — Поташ противник потерял до 200 танков, самоходных орудий и бронетранспортёров, а по другим донесениям, их было даже до 500. Было захвачено 15 000 автомашин, 37 складов с боеприпасами, также противник потерял 5000 человек убитыми и 800 пленными. Как отмечалось в итоговом докладе службы тыла, «начиная с 10 марта, армия в основном по ГСМ и продовольствию базируется на трофейные склады».



Кадр хроники: колонна брошенной немецкой бронетехники у станции Поташ. На переднем плане «Пантера» с разбитой крышей башни

К сожалению, 8 марта на переправе в районе Краснополки был тяжело ранен командир 11-й гв.тбр Николай Михайлович Кошаев — в результате авиаудара по частям бригады осколком авиабомбы отважному полковнику оторвало руку.

Немцы продолжали отступать в направлении Умани, которую советские части взяли 10 марта. На этот день состояние многих немецких частей было явно непотребным. Так, 75-я пд имела в своём составе: 172-й гп — один батальон общей численностью 100–150 человек, 202-й гп — два батальона общей численностью 300–400 человек, 222-й гп — два батальона общей численностью 400–500 человек. На вооружении дивизии оставались 14 лёгких полевых гаубиц и один танк. 34-я пехотная дивизия насчитывала 260 активных штыков, имела шесть танков и то ли две, то ли три 88-мм зенитки. О состоянии 82-й пд командованию не было известно вообще.

Бои на переправах

Что касается двух имевшихся здесь у немцев бригад штурмовых орудий — то для них попытки оказать сопротивления танкистам генерала Богданова окончились плачевно.

На 10 марта 261-я бригада штурмовых орудий майора Гюнтера Кокотта имела два небоеспособных «штуга», а также двух офицеров и 60 унтер-офицеров и рядовых. Потери в боях составили восемь самоходок. Ещё 12, по немецким данным, пришлось взорвать ввиду невозможности эвакуировать из-за серьёзных повреждений и по другим причинам.

На ту же дату 202-я бригада штурмовых орудий гауптмана Герхарда Эссиге сохранила восемь «штугов» — правда, у одного из них был оторван ствол. Личный состав насчитывал одного офицера и 40 солдат и унтер-офицеров. Ещё две небоеспособных самоходки были где-то на марше. Потери с 20 марта составили те же 20 машин, что и у соседей.

К 12 марта обстановка на фронте вынудила отступающие немецкие части спешно искать переправы через Южный Буг. Одна из них находилась в районе местечка Джулинки, и к 03:00 боевая группа «Брегенцер», созданная на основе 245-го гп подполковника Йозефа Брегенцера, при поддержке оставшихся «штугов» 202-й бригады штурмовых орудий достигла спасительного брода.

По стечению обстоятельств 245-й гп был прикомандированной частью. Накануне разгрома в Черкасском котле его вывели из состава 88-й пд и отправили на усиление 68-й пд, в связи с чем полк благополучно избежал окружения и к моменту описываемых событий возвращался в свою родную дивизию, которая восстанавливалась после неудачных февральских боев.



Бои частей 2-й танковой армии у переправ через Южный Буг в районе Джулинки и захват плацдарма на правом берегу

К тому моменту переправа у Джулинки была уже в руках передового отряда 16-го тк в составе восьми Т-34, пары СУ-76 и мотострелкового батальона. Собственно, правильнее сказать, что это и были основные силы танкового корпуса — на вечер 10 марта в нем оставались на ходу девять Т-34, три «Валентайна», одна СУ-85 и пять СУ-76. Немецкие источники повествуют:

«У измученных немцев не было выбора — только прорваться или умереть. Подполковник Брегенцер лично руководил прорывом, командуя с крыши рубки штурмового орудия. Прорыв удался, и в ходе него было уничтожено 15 [советских] танков, несколько «катюш» и грузовиков, а также нанесены большие потери советской пехоте. За свою храбрость подполковник Брегенцер был награждён Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту».
Учитывая слабый состав передового отряда 16-го тк, а также восемь штурмовых орудий и достаточно многочисленный 245-й гп, успех боевой группы Брегенцера может быть вполне объясним. Правда, советские документы частей 16-го тк описывают прорыв у Джулинки несколько иначе:

«12.03.1944 в 05:00 противник, объединив до батальона пехоты и четыре тяжёлых танка из разрозненных групп разбитых частей, пытался прорваться на переправу через реку Буг у Джулинки. Противник, встреченный ружейно-пулемётным огнём и огнём из танков наших частей, был рассеян и частично уничтожен. Остатки его бежали в северо-западном направлении по берегу реки Буг».



Разбитый Stug III, брошенный под Уманью

Однако не всем повезло так, как боевой группе «Брегенцер» — другие отступающие вышли в район другой переправы у той же Джулинки, занятой 50-й тбр, усиленной 8-м гвардейским тяжёлым танковым полком прорыва (гв.ттпп) — в итоге «ИСы» уничтожили четыре танка и самоходки, до 40 повозок с разными грузами и до 150 немецких солдат и офицеров. Потери полка составили один подбитый танк и одного раненного офицера. Особо отличился взвод лейтенанта А.В. Смирнова, который сжёг танк и две самоходки.

После драки

Впрочем, главные события у Джулинки развернулись на следующий день. Изготовив за ночь плоты, на рассвете 13 марта бойцы мотострелковых бригад переправились через реку и захватили плацдарм в районе деревни Берёзки. Сразу после этого сапёрные батальоны приступили к ремонту взорванного немцами моста и, несмотря на бомбёжку и обстрел, закончили его к 22:00. Уже к следующему утру основные силы армии Богданова переправились через Южный Буг. Следующими целями были Днестр, Молдавия, Румыния…

Утро 17 марта для командующего VII армейским корпусом вермахта генерала артиллерии Эрнста-Эберхарда Хелля было безрадостным — связи с 82-й и 75-й пд не было. Верховное командование прислало в пополнение два маршевых подразделения, но это была капля в море. Те части, о которых было хоть что-то известно, своим состоянием вселяли больше ужас, чем надежду на сопротивление — так, боевая группа 34-й пд имела 440 человек, пять пулемётов и несколько 20-мм зенитных орудий.



Кадр хроники: Т-34 2-й танковой армии на марше. На заднем плане тяжёлый «ИС» из состава 8-го или 13-го гвардейских тяжёлых танковых полков прорыва

Немного порадовала переброска в состав корпуса 3-й танковой дивизии (тд) СС «Мёртвая голова», но и она прибыла в составе четырёх слабых батальонов, одного танка, трёх самоходок и 12 20-мм зениток. Между тем, именно 17 марта к Днестру вышли передовые отряды советских 52-й и 2-й танковой армий. Дальше всё произошло примерно так же, как и ранее на Южном Буге — переправа передовых отрядов мотопехоты, захват брошенных немцами понтонов, переправа артиллерии и танков. Днестру также не пришлось стать рубежом, на котором остановится советское наступление.

Приближались бои за Румынию, которые станут для генерала Хелля последними — в августе 1944 года он попал в советский плен. Упомянутый выше подполковник Йозеф Брегенцер погибнет 16 июля 1944 года в Польше. Советские командиры тоже не все дожили до Победы: 6 августа 1944 года в боях за Варшаву погиб командир 51-й тбр Герой Советского Союза Пётр Мирвода — об этих событиях мы писали здесь.

На 18 марта 1944 года, после тяжелейших боев с выходом к Днестру и закреплением на плацдарме, 2-я танковая армия имела в строю: 16-й тк — один Т-34, два «Валентайна», две СУ-85 и две СУ-76, 210 активных штыков; 3-й тк — два Т-34 и один ИС-2, одну СУ-152 и одну СУ-76, 403 активных штыка, 11-я гв.тбр — три Т-34, четыре 76-мм артиллерийских орудия,71 активный штык.



Грязь не помеха любопытству: советские пехотинцы изучают подбитую «Пантеру» где-то под Уманью

Однако поле боя осталось за советскими войсками. Благодаря этому из общего количества потерь безвозвратные составили всего 29 машин: 17 Т-34, пять ИС-2, одну СУ-85 и шесть СУ-76. Остальные повреждённые за операцию машины были впоследствии отремонтированы и введены в строй.

Что касается достигнутых результатов, то за период с 5 по 18 марта армией было уничтожено 7148 человек живой силы, 42 самоходных орудия, 315 танков, 348 артиллерийских орудий разных калибров, 260 бронетранспортёров, 9678 автомашин, 33 миномёта, и четыре самолёта. Захвачено 144 пленных. Учитывая потери двух бригад штурмовых орудий, а также трофеи на станции Поташ, данные цифры представляются вполне объективными.
________________________
104 1 19 1

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Наследие Хаоса
Начало летописи о первых воинах ступивших на землю...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play