11 окт в 23:01 (OFF) Vetall4ik (G) : Город сбежавших королей
________________________

1495 год начался весьма удачно для французского короля Карла VIII. К этому времени он подчинил своей власти Пизу, Флоренцию и Сиену, а также нашёл общий язык с римским папой Александром VI. Казалось, монарх был близок к успешному завершению своего итальянского предприятия. 28 января 1495 года он попрощался с понтификом и во главе армии отбыл на юг. Чем ближе подбирались французы к границам Неаполитанского королевства, тем активнее паковал сундуки его правитель Альфонсо Арагонский.
Резня в Монтефортино и Монте-Сан-Джованни

Вступление французской армии на землю Неаполитанского королевства сопровождалось знаковыми событиями, которые оставили чёрный след в сердцах местных жителей. В самом конце января 1495 года авангард французов под командованием Анжильбера де Клеве захватил крепость Монтефортино близ Фросиноне. Солдаты перебили её жителей, а в отношении женской части населения учинили то, что венецианский историк М. Сануто стыдливо отказался описывать.



Вид на Монтефортино в наше время.

История повторилась в соседнем городке Монте-Сан-Джованни, который принадлежал маркизу Пескара, одному из приближённых неаполитанского короля Альфонсо II. Это поселение лежало в центре богатой местности и представляло собой лакомый кусок для солдат и их командиров. Возможно, в печальной участи Монте-Сан-Джованни виновны сами его защитники: отправленным к нему французским парламентёрам комендант крепости отрезал уши и носы и, по-видимому, умертвил посланцев. После этого участь города была решена.

Карл VIII велел Жильберу де Монпансье подвести к Монте-Сан-Джованни артиллерию, а вскоре и сам прибыл на место, чтобы руководить осадой и штурмом. Город был взят, а его защитники перебиты. По сообщению феррарского хрониста, французы изрубили на куски женщин, детей старше 12 лет и «всех оставшихся, кто там был». От Сануто до нашего времени дошёл рассказ о жителях Монте-Сан-Джованни, собравшихся на городском кладбище, чтобы на коленях, с крестами в руках, молить солдат о пощаде. Все они были перебиты и в течение нескольких дней лежали непогребёнными. Впоследствии, по словам Ф. Гвиччардини, французы «подвергли всё (Неаполитанское — прим. авт.) королевство жесточайшему террору», действуя «со всевозможными способами варварства».

Отречение Альфонсо II

Вероятно, акции устрашения в Монтефортино и Монте-Сан-Джованни сыграли свою роль. В течение января французы заняли Лаквилу, Кьети, Тальякоццо и Гаэту. Калабрийские города один за другим приносили Карлу VIII клятвы верности. Повсюду вздымались флаги с французскими лилиями. Возмутившегося этим епископа города Фросиноне сами горожане выбросили из окна его дворца. Жители Монополи в Апулии, не зная, как выглядит королевский штандарт, размахивали флагом с изображением белого креста на красном фоне.

Оборону границы королевства должен был взять на себя его правитель. Альфонсо Арагонский обладал репутацией умелого военачальника и опытного полководца. Его армия оставалась в целости, а её командиры были лучшими в Италии. Дороги от границ Папского государства в Неаполь хорошо защищались. Несмотря на всё это, король решил отказаться от власти в пользу своего сына Феррандино (Ферранте II). Формально он отрёкся от престола, чтобы стать монахом в сицилийском монастыре Маццара. Впрочем, поговаривали, что он отплыл на Сицилию на четырёх галерах, забитых взятыми из казны сокровищами. По словам современного историка М. Маллета, Альфонсо «оставил сына с пустыми сундуками, а королевство — готовым сдаться французам».



Король Неаполя Ферранте II Арагонский (Феррандино). Неизвестный автор, конец XV века.

Попытки Ферранте II защитить королевство

Отъезд Альфонсо совершенно не способствовал появлению у его бывших подданных желания идти на большие жертвы ради молодого короля. По сообщению Ф. Гвиччардини, репутация двух предыдущих монархов среди «всего народа и почти всей знати» была одиозной. Вряд ли неаполитанцы ожидали чего-то лучшего от нового правителя. С приближением французов напуганные горожане стали снимать дома на близлежащем острове Искья, готовясь покинуть столицу, как только неприятель подойдёт достаточно близко.

Единственным шансом на успех для Ферранте II было сразиться с Карлом VIII на границах королевства. Однако французская армия настолько быстро продвигалась к Неаполю, что правитель оказался не в состоянии маневрировать. По мере отступления армии города открывали перед французами свои ворота. Оставив столицу на попечение бабки и дяди, новоиспечённый король выехал в городок Сан-Джермано, ближе к врагу. Считалось что этот город невозможно взять. Гвиччардини называл его «ключами к Неаполитанскому королевству». Однако, хотя при короле находились его ведущие военачальники, момент был упущен. По словам Гвиччардини, неаполитанская армия боялась одного только имени французов, а её капитаны больше думали о своём спасении, нежели об обороне государства.



Неаполь. Ксилография из трактата Гартмана Шеделя Liber chronicarum (Нюрнберг, 1493 год).

Несмотря на первоначальное желание проявить себя, по мере приближения французов Ферранте отступил в Капую, а затем уехал в Неаполь, дабы усмирить взволновавшихся жителей столицы, которые начали громить дома богатых горожан и местных евреев. На следующий день в Сан-Джермано вступили французы. Облачённые в белое дети встречали Карла VIII пением христианского гимна Te Deum Laudamus. Когда 17 февраля Ферранте вновь подошёл к Капуе, ему сообщили, что горожане, не видя возможностей сопротивляться французам, уже открыли им ворота.

Измена неаполитанских командиров

Поскольку король задерживал жалование кондотьерам, те также изменили ему: Вирджинио и Никколо Орсини отступили со своими людьми и попытались перейти на сторону французов, сдав крепость Нолу с гарнизоном в 400 всадников. Они были взяты в плен и заключены в замок Мондрагон.

Необычным поступком отличился неаполитанский командующий Джанджакомо Тривульцио. По собственной инициативе он вступил в переговоры с Карлом VIII, предлагая тому оставить во власти Ферранте часть королевства. Безусловно, французский монарх отказался, заявив, что ему принадлежит весь Неаполь. По-видимому, кондотьер беседовал с королём и на другие темы. По крайней мере, после возвращения в Капую Тривульцио со своими солдатами перешёл на службу к французам. С этого момента он начал славную карьеру в их армии, приведшую итальянца к званию маршала Франции.



Джанджакомо Тривульцио. Художник Бернардино деи Конти.

Бегство короля Ферранте II

После отступления неаполитанских войск Карл Валуа вступил в Капую — «с помпой»,
как писал М. Сануто. Французского короля сопровождали многочисленные войска. Сам он был одет не в доспехи, а в гражданское платье, что должно было символизировать вступление — не завоевание! — законного суверена в свои владения. Несколько дней спустя с тем же символизмом Карл въехал в Неаполь.

Что касается Ферранте, то он был вынужден вернуться в столицу, где всё сильнее расходилась почувствовавшая безвластие чернь. При въезде король столкнулся с той же бедой, что и в Капуе: ему позволили вступить в город только после униженных просьб и в сопровождении всего лишь 20 спутников. Казалось, неаполитанцы оставили своего государя и были готовы принять нового. Повсюду в городе раздавались крики: «Франция! Франция!». Население увлечённо предавалось грабежам и погромам.



Французские солдаты. Миниатюра из «Путешествия в Геную» Жана Маро и Жана Бурдишона, 1500–1520 годы.

Богатые горожане, опасавшиеся за свои жизни и имущество, готовились бежать из Неаполя. Их было так много, что перегруженные лодки не вмещали всех желающих отплыть на Искью. Джованбаттиста Караччоло, граф Бриенца, избранный «военным капитаном» Неаполя, тщетно пытался восстановить в городе порядок с помощью вооружённых патрулей. Несмотря на все усилия, дворцы короля и правящего семейства были разграблены. В руках Арагонской династии остались только укреплённые пункты — замки Неаполя.

Ферранте хотя и мог продолжить сопротивление, но отказался от борьбы и решил скрыться из столицы, которая ему уже не подчинялась. Перед бегством он освободил мятежных баронов, заключённых ещё во времена его деда и отца. Когда Ферранте садился на корабль, французские войска уже входили в Неаполь.

Вступление Карла VIII в Неаполь

После того как стало очевидно, что король Ферранте собрался бежать, неаполитанские власти вступили в переговоры с представителями Карла VIII. Сам французский монарх в это время пребывал в великолепной загородной королевской резиденции в Поджореале. Поскольку победа французов была очевидна, неаполитанцы легко пошли на всевозможные уступки, договорившись о сдаче города. Чтобы продемонстрировать власть французов, представитель короля маршал Жье символично воссел на трон в церкви Сан-Лоренцо. Одновременно в Неаполь вступили интендантские службы, которые стали делать мелом пометки на домах: сколько там разместится солдат и сколько лошадей.

Карл VIII решил отказаться от триумфального вступления в город. Он въехал туда 22 февраля 1495 года в сопровождении сравнительно небольшого эскорта. Король в охотничьей одежде восседал на муле и держал в руке сокола, подаренного ему венецианцами. Выбор ездового животного напоминал о въезде Христа в Иерусалим и говорил о миролюбии. По словам феррарского хрониста, Карл взял город «ни разу не ударив мечом и не убив ни единого человека (…) как посланец Божий». Нового владыку Неаполя приветствовали представители местной знати во главе с Караччоло, который вручил ему ключ от города. В сопровождении радостной толпы Карл VIII проехал через город, вступил в собор, а затем въехал в замок Кастель-Капуано — древнюю резиденцию королей Анжуйской династии.



Вступление Карла VIII в Неаполь. Миниатюра из неаполитанской иллюстрированной хроники.
В верхней половине изображён французский король верхом на маленьком муле. Следом за ним, предположительно, едут Жильбер де Монпансье и Пьер де Роан, маршал Жье. В нижней части изображены французские и неаполитанские бароны.


Французы нашли в Неаполе несметные богатства и с восхищением описывали их в письмах на родину. Неизвестный нам респондент кардинала Брисонне, рассказывая о замке Кастель-Капуано, писал о подвалах с двумя сотнями бочек лучшего в мире вина; о комнате, вмещавшей коллекцию из двух или трёх тысяч лошадиных морд, висевших на стенах; о другой комнате, заполненной хрустальными, фарфоровыми, алебастровыми и мраморными вазами стоимостью не менее 10 000 дукатов; о комнате, заполненной льняными скатертями; о множестве золотой и серебряной посуды и прочем богатстве.

Завершение Неаполитанской кампании

Итак, как писал Ф. Гвиччардини, «к величайшему стыду и посмешищу итальянского оружия и при величайшем риске и беззаботности всех», значительная часть Италии оказалась в руках французов. Однако вне власти завоевателей оставались главные укреплённые места столицы: крепости Кастель-Нуово и Кастель-делль-Ово, крупные города страны — Бриндизи, Галлиполи, Амантея и Тропея, а также крепость города Реджо в Калабрии. Они могли продолжать сопротивление достаточно долго: по оценке М. Сануто, гарнизон замка Кастель-Нуово под командованием «врага французов» Альфонсо д’Авалоса, маркиза Пескара, был обеспечен всем необходимым для осады и сопротивления в течение 25 лет. Расположенные в Неаполитанском заливе острова Искья, Прочида и Капри служили местом базирования арагонского флота в составе 14 галер под командованием дяди Феррандино, принца Федериго д’Альтамура.



Вид на неаполитанские замки со стороны моря. На переднем плане Кастель-делль-Ово
Навигация (1/2): далее >
101 3 16 0

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Родная деревня
Так увлекательно вести хозяйство Вам ещё никогда...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play