8 окт в 18:00 (OFF) Rudensk (G) : История анестезии: от белены до винишка (огромнейший исторический материал)
Вы когда-нибудь испытывали чудеса современной анестезии? Ой, ну конечно испытывали! Начиная от лечения кариеса и удаления зубного нерва, заканчивая простыми полостными операциями.

Сегодня это сплошные чудеса, и говорю вам это вполне серьезно. Я еще помню такие слова, как “флюс” и “периодонтит”, которыми до смерти пугали даже взрослых мужиков, не то что маленького SV. И реально было страшно. А уж такие словечки как “чистить канальцы” и “будем вырезать” пробивали на холодный липкий пот даже ветеранов и бывалых жертв стоматологии середины 20-го века. А операции? Ложитесь, расслабьтесь, досчитайте до 10, и вы такие: “А это больно?”. 1, 2, 3... провал в памяти. Оп, и одеялко, подушечка, швы. И хорошо, и Любовь… Любовь Павловна своей пухлой ладошкой будит вас, весело похлопывая по лицу, на завтрак - 4-ый стол по Певзнеру. Бррр…

Но что вы знаете об анестезии былых времен? Если поймать какого-нибудь обывателя и спросить, чем его можно обезболить/седатировать без современных лекарств и химии так, чтобы прямо сейчас в него можно было воткнуть что-то острое и в медицинских целях начать кромсать и полосовать во все стороны, чтобы его, глупого, спасти, ответ будет достаточно банальным: ну типа вино, ну, может, опиум. Простое и неправильное мнение, но самое популярное. “Зачем вам пьяный пациент?” - спросил бы SV. Да и с опиумом было не всё так просто на протяжении истории. Можно бахнуть стулом по голове - радостно подскажете вы - или зажать ботинок в зубах и терпеть, выпучив глаза, как Джон Рэмбо. Но так ли просто не умереть от агонии? Реально ли пациента заставить потерять сознание и чем плох алкоголь в роли анестезии? Обо всём этом сегодня рассказывает ScientaeVulgaris в очередной статье: “Древняя анестезия - дурной сон или агония?”.

Запрещенные препараты: не маком единым.

Наркотические вещества в виде разных растительных средств, изменяющих сознание, существовали ещё до появления цивилизаций. Растения старше обезьян, а яйцо старше курицы - кто бы спорил. Но с ростом наших возможностей, как вида разумного, мы стали интересоваться всем. В том числе и особенными растениями и веществами, системно и регулярно. Алкоголь, например, был ферментирован, по крайней мере, 10 000 лет назад в регионе Плодородного полумесяца, примерно одновременно с развитием сельского хозяйства. Случилось это в виде пива, и я об этом уже писал в другой статье. Дистилляцию освоили много позже.

До 800 г. до н.э. можно найти смутные упоминания о крепком алкоголе в Азии. Делали эту сивуху из риса и кобыльего молока. Вероятно, оттуда драгоценные знания попадают в Древнюю Грецию где-то в 1-м веке н.э. Там до 4-го века это всё относится к разряду “мистической херни”, а первые упоминания перегонного котла можно найти лишь у Марии Пророчицы (женщина-алхимик, 3 век до н.э., Египет). И только в 8-м веке н.э. арабский алхимик Абу Муса Джабир ибн Хайян наконец спроектировал горшок с алембиком - хитрое устройство, которое способно осуществлять перегонку спирта. Зачем же перегонный куб? Современные исследования показывают, что для достижения эффекта общего наркоза необходимы дозы чистого спирта свыше 500 мл., а такую дозу в виде легкой браги банально очень сложно выпить. И это не говоря ни слова про метаболизм и побочные эффекты, к которым мы вернемся чуть ниже.

Говорят, что, помимо строительства пивных, шумеры выращивали и собирали опийный мак (Papaver somniferum ) в нижней Месопотамии уже в 3400 г. до н.э. Но единственная улика производства ими запрещенных УК РФ препаратов - одна единственная глиняная табличка, где дрожащей рукой древней клинописью нацарапан текст, содержащий слово Hul Gil. Табличку нашли в 1954 году во время раскопок в Ниппуре и в настоящее время она хранится в Музее археологии и антропологии Университета Пенсильвании. Самюэль Ноа Крамер и Мартин Леве перевели «Hul Gil» как «растение радости». И, так как слово “гиль” используется для обозначения опия в некоторых частях мира, сразу был сделан вывод, что опиум для Шумера чуть ли не второй хлеб. Добавили в эту теорию и изображение шумерской богини Нидабы с маками на плечах. Но, как по мне, это похоже на попытку влепить за “производство и распространение” на основании узора в стиле гжель и фразы “оп ля”, созвучной с “конопля”. В общем, достоверно о масштабах и целях употребления опия в Шумере уже не узнать. Может они рогалики с маком пекли, а может и нет.

С другой стороны, в Мезоамерике психоактивные препараты были, а местами до сих пор являются, важной частью культуры, и никуда не пропадали. А в Индии, Китае и Египте полным-полно эндемичных видов интересных, но не всегда полезных растений, доказать производство и употребление которых даже с древнейших времен несложно.

Изучать первые попытки человечества по медицинскому (и не очень) употреблению психотропных и наркотических растений в наше время становится особенно интересно ввиду невероятных технических возможностей. К примеру, недавние исследования Дэвида Колларда, старшего археолога из Jacobs, инженерной фирмы в Мельбурне, Австралия, помогли обнаружить следы ритуального употребления опия на Кипре, возраст которых насчитывает более 3000 лет.



Если мы удивленно посмотрим на соседние Кипру территории примерно в это же время, то увидим, как каннабис расслабленно прибывает в Месопотамию из Индии. Около 2225 г. до н.э. шумерская территория внезапно становится частью вавилонской империи. Таким образом, все знания и опыт использования опийного мака переходят по наследству к вавилонянам, которые постепенно расширяют свою империю на восток до Персии и на запад до Египта. Но самое интересное в том, что опийный мак и конопля - лишь малая часть медицинской ботаники и анестетического потенциала того времени, а вовсе не основы основ. В Египте, например, в эти годы у анестезиологов в моде вообще были кувшинки, а не какой-то там опий, конопля или алкоголь.

Короли седации.

Если про мак и коноплю вы, безусловно, слышали, то что за, черт подери, кувшинки? Всё просто. Есть такая Nymphaea caerulea, известная также как голубой лотос (или голубой египетский лотос), или голубая водяная лилия (голубая египетская водяная лилия), или священная голубая лилия. Да называйте, как хотите, главное - не ешьте. На самом деле, это просто кувшинка (род - Nymphaea - то есть, реально кувшинок). Как и многие другие виды в этом роде, растение содержит психоактивный алкалоид апорфин. Ничего не ведая про алкалоид, египтяне весело и с задором употребляли растение. Размах постепенно достиг апогея, и цветочки вошли в фольклор и мифологию, пронизали общество, так сказать, сверху донизу. В храмах Гелиополя звучали истории о том, что бог солнца Ра появился из цветка лотоса, растущего в исконных водах, и на ночь он уходит в свой мир посредством тех же цветов (кувшинки на ночь закрываются). Детей фараонов хоронили, окружая голубыми лепестками. В общем, весело им было.

Из Египта эти знания никуда не делись и не потерялись, но со временем растение вышло из употребления, сменившись более эффективными. Уже в 9-ой книге Одиссеи есть описание Лотофагов - народа, живущего на острове, наглухо заросшим этими кувшинками. Натурально “остров невезения”. Народ постоянно ест их плоды, так как больше там ничего нет, и, как следствие, всю свою жизнь проводит в праздной апатии и тупой сонливости. С точки зрения греческой цивилизации, царя Итаки и рассказчика, это негативное состояние, достойное презрения.

Судя по набору инструментов древних египтян, без анальгетиков дело не обходилось. Очевидно присутствие в культуре грубых наркотических и седативных средств, включая, возможно, экстракт мандрагоры и опиаты. В описании хирургических операций в Ebers Papyrus времен восемнадцатой династии нет точных названий. Однако, сомнительные аналогии вновь проводятся, в том числе, по изображениям богов (греческие боги Гипнос (Сон), Никс (Ночь) и Танатос (Смерть) часто изображались с маками).

Но и кувшинки и опийный мак остаются далеко позади на фоне пасленовых. Раскопки на месте Хенджа (неолитические ритуальные сооружения, типа Стоунхенджа) недалеко от Балфаргской Школы верховой езды в Файфе, Шотландия, привели к обнаружению семян и пыльцы черной белены (Hyoscyamus niger) на наружных поверхностях желобковой керамики. Находка открыла целое поле для бурных фантазий о доисторических ритуалах и медицинских возможностях древних людей 4-2 тысячелетий до н.э.



Если говорить языком ботаники, Hyoscyamus niger, более известный как белена, черная белена, вонючий паслен - растение коварное и, в первую очередь, ядовитое.

Исторически её использовали как один из ингредиентов лекарства, а не единственный. Например, белену использовали вместе с мандрагорой и другим опасным пасленовым - дурманом - в качестве анестезирующего средства. Но из-за его лютых психоактивных свойств медицинское использование стабильно расширялось до изготовления разных «волшебных варев». Психоактивные последствия употребления включали в себя визуальные галлюцинации и ощущение полета. Использование белены древними греками было задокументировано Плинием, который сказал, что прием её отвара по свойствам "имеет характер вина и, следовательно, оскорбителен для ума". С другой стороны, Диоскорид рекомендовал её как успокаивающее и обезболивающее средство. Никак определиться не могли.

Двойственный эффект таких средств и снадобий в качестве лекарственных неизбежно приводил и к двойственному применению. Нужно понимать, прежде всего, психологию пациентов и врачей того времени. В основе медицины до гумористической теории о четырех темпераментах Гиппократа, главенствовала версия о божественности и мистической сущности болезней. Так, например, белена имела и второе название - Herba Apollinaris, трава Аполлона - она активно использовалось для получения предсказаний жрицами Аполлона.

Божественный рецепт.

Попытки запутешествовать к богам и спросить совета и попросить здоровья приложили руку и к реальной медицине. В конце-концов воздействие психотропных веществ не меняется, в зависимости от целей потребления. Например, в 650 г. до н.э. - 393 г. н.э. активно вел свою деятельность Дельфийский Оракул, расположенный в храме Аполлона, что на на южном склоне гряды Парнас. Но это и скала Гиампея со священным источником, и вершина Лиакура - как наивысшая точка. Так вот, ещё Плутарх во 2-ом веке н.э. скептически говорил о том, что предсказания Пифий скорее вызваны вулканическими газами, выходящими из множества расщелин и разломов, нежели личным присутствием обнаженного красавца Аполлона.

Происходит это, примерно, раз в 100 лет- сильное землетрясение перетряхивает горную гряду. Появляются новые разломы, закрываются старые. Иногда горячие слои приближаются к породам, богатыми углеводородами, и тогда те начинают испаряться. Газы смешиваются с грунтовыми водами и находят свои естественные выходы вблизи источников и разломов. Скептицизм Плутарха недавно подтвердил своими исследованиями Джелле де Бур, геолог из Веслианского университета в Мидлтауне, штат Коннектикут. Уже в нашем тысячелетии ученый смог объяснить античные рассказы о сладковатых запахах внутри святилища выходом природного этилена, побочными эффектами вдыхания которого являются эйфория и ощущение бестелесности. Отсюда вам и живущие на горе боги и нимфы у источников, и всякие греческие мистерии и провокации.



Если опять-таки открыть Одиссею (спорим, вы никогда не читали её с точки зрения наркологии?), то в книге четвертой мы найдем описание “облегчающего печаль средства”. Елена даёт его Одиссею, чтобы того отпустило от моральных травм. Сегодня принято считать, что в этом примере речь идет о настойке из опийного мака и индийской конопли, также упомянутой в сказаниях о Гераклионе, или Тонисе (египетское название города). Найти их можно в записках
Навигация (1/3): далее >
Метки: История
243 2 8 1

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Небоскреб мечты
Построй свой город мечты, создай свой бизнес и стан...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play