16 окт в 08:31 (OFF) Rad474 (S) :

Золота больше нет! Промышленная добыча драгметаллов в Оренбуржье фактически свёрнута.

Из 14 лицензий, выданных различным компаниям на добычу драгоценных металлов в Оренбургской области, сегодня не действует больше ни одна. Предприятия выводят капиталы и сворачивают деятельность в регионе. Между тем эксперты уверены: артельная добыча тут могла бы быть интересной, но нет закона, который бы её регулировал.

Первые после Магадана

Мало кто знает, но Оренбургская губерния в своё время была одним из крупнейших центров промышленной рудной золотодобычи в России. В 1893 году на неё прихолилось 72% всего добытого в стране золота нерассыпного типа. Правда, нужно отметить, что территориально в губернию тогда входили огромные территории нынешних Башкирии и Казахстана. Тем не менее посёлки Айдырля в Кваркенском и Кумак в Ясненском районах были основаны именно золотодобытчиками — добычей драгметаллов на востоке области занимались тогда более 135 артелей с численностью старателей более чем в 15 тысяч человек.

Впрочем, спад добычи наметился уже в 1940-х годах, а в 1960-х практически сошёл на нет.


О причинах спада мы ещё поговорим позже, а пока — о текущем состоянии дел в золотодобывающей отрасли Оренбуржья.


Отвалы неудачи

Как уже было указано выше, в реестах Росгеофонда значатся 14 лицензионных участков с признаками золотоносности на территории Оренбуржья. С 1993 года на ауцкионах были разыграны лицензии на их разработку различными компаниями. Среди них самые крупные — «Оренбургская горная компания» и «Южно-уральская золотодобывающая компания», которые сегодня принадлежат корпорациям «Селигдар» и «Полиметалл».

Среди прочих владельцев прав на золотодобычу можно упомянуть предприятия «Вотемиро», «УралГеоТех», «Восточная геологоразведывательная экспедиция». Вот только все эти компании так и не начали добычу драгметаллов на постоянной основе. Из всех выданных лицензий только три имеют сроки до 2021, 2013 и 2040 годов соответственно. Но и они оказались не востребованными.


Так, от двух лицензий на разработку Восточно-Кенгуссайского участка в Светлинском районе и Подольского участка в Адамовском районе отказался санкт-петербургский «Полиметалл» — в Оренбуржье у него дочернее предприятие «Южно-Уральская золотодобывающая компания». Более того, на оренбургскую компанию на днях был подан иск в суд о взыскании крупной суммы от челябинского ООО «Маскайский». Велик риск банкротства оренбургских золотодобытчиков, но этого и следовало ожидать.

Единственной формально действующей остаются только лицензия на разработку самого перспективного из разведанных участков — прииска Васин в Ясненском городском округе. С 2002 года работы на Васине вела «Оренбургская горная компания» (ОГК) — именно она выиграла конкурс и, заплатив 12 тысяч долларов, получила право на добычу «жёлтого металла» в рудных и кустовых залежах по берегам реки Кумак. Сегодня собственником этой компании является корпорация «Селигдар» со штаб-квартирой в городе Алдан, республика Саха — Якутия.


Однако с мая этого года приказом Роснедр из-за отсутствия активных работ на участке лицензия приостановлена (но пока не отозвана). Впрочем, велика вероятность, что никакой активности там больше и не будет — срок действия лицензии заканчивается через полтора года, а финансовая ситуация на ОГК — аховая.

По данным из открытых источников, с 2018 года золотодобывающая компания показывает нулевую выручку, а отток капитала из фондов составил почти 726 миллионов рублей. Фактически можно говорить о выводе денег инвесторами из оренбургского предприятия и сворачивании добычи.
Данных за 2019 год пока нет, но по всем признакам предприятию грозит ликвидация.

Вместе с ним можно констатировать и ликвидацию золотодобычи в области как промышленного сектора. Рудник Васин с его оценочными запасами золота в 12 тонн по категории Т2 был последним, за который ещё держались промышленники. Но и он теперь неинтересен.


Надежда на старателя с лопаткой


Эксперты объясняют уход крупных промышленников из оренбургской золотодобычи большой разрозненностью запасов. Драгметалла в оренбургской земле много, но оно не образует сколько-нибудь крупных залежей, как в том же Магадане, а сконцентрировано на небольших «пятнах». И если на севере можно поставить огромную пятиэтажную драгу на прииск и много лет «собирать золотой урожай», то у нас такой драге негде развернуться. Месторождение она выработает за неделю, а затем придётся месяц перетаскивать её за десятки километров на другой такой же маленький участочек. Невыгодно!


Гораздо эффективнее с добычей в таких условиях справляются нелегальные старатели. На востоке области сотни людей с металлоискателями обшаривают большие площади, выискивая самородки. За день, если повезёт, можно накопать один грамм золота и сдать его за 1000-1200 рублей.


Добыча золота частниками незаконна, за это можно угодить в тюрьму на 7 лет. Но чтобы получить уголовный срок, старатель должен добыть драгметалла не менее, чем на 1,5 миллиона рублей. Если же при тебе всего пара грамм — это административная ответственность, то есть попросту говоря — штраф. Кстати, именно запрет частного старательства и активное внедрение крупной механизации привёл к угасанию кумакских приисков в середине прошлого века.


Вот и получается, что оренбургское золото оказывается вне закона вот уже многие десятилетия. Промышленникам оно не нужно, а частники его добывать не имеют права. И теперь вся надежда — на закон о разрешении свободного промысла. О том, что такой документ должен появиться, намекал глава государства Владимир Путин на площадке Восточного экономического форума 6 сентября.


Но пока ни депутат Госдумы от восточного Оренбуржья Виктор Заварзин, ни местные власти никак не высказали свою позицию о необходимости свободного старательского промысла. Что и понятно: были бы тут крупные золотодобытчики с их финансовыми и лоббистскими возможностями — давно бы уже все законы «протащили» где нужно.

А вот если дело касается простых людей и их забот — то от такой мелочи просто отмахиваются. А ведь золотой промысел мог дать легальную работу сотням жителей депрессивной территории, но и при умелом подходе зародить целый кластер «золотого туризма». Ну разве не здорово отправиться в тур по степи, жить в палатках и намыть граммульку золота, обменяв его в легальном ювелирцентре на золотой кулончик-сувенир. И затем рассказывать всем, как ты был настоящим старателем!


Понятно, что мы никогда не догоним традиционные районы золотодобычи. Но превратить кумакские рудники в одну из «фишек» Оренбуржья и дать людям там работу — вполне реальная задача (с)
232 0 5 0
← Пред. След. →

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Война: Ангелы vs Демоны
Началась война ангелов и демонов прямо на улицах...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play