9 окт в 14:35 (OFF) Limit (G) : Труба
Светлая мысль, выражаемая фразой «Какого лешего мы сюда поперлись?», начала посещать нас с Лехой часа три назад.

Именно этот отрезок времени был «лишним» и совершенно сбивал нас с толку. Три часа назад трубе полагалось закончиться и выпустить нас на волю. Но она и не думала прерываться, постепенно вселяя в нас самое настоящее смятение.

Обнаружив на обратном пути деревянные немецкие ящики времен войны, мы решили разжечь небольшой костер и сделать привал, чтобы собраться с мыслями.

Дым от костра уносило легким сквозняком, который дул в трубе постоянно и строго в одном направлении — в сторону выхода, до которого мы никак не могли добраться. Я сидел на одном из ящиков и, отламывая от другого дощечки, подбрасывал их в костер. Леха прилег прямо на пол и дымок, струясь над его головой, уходил в бескрайнюю темноту пленившей нас трубы.

В голове побежала вереница событий, которые привели нас сюда. Все началось с того, что наш общий знакомый – Славик - нашел боевой дневник своего деда. Нашел он его на чердаке их семейного гнезда. Собственно, гнездо - это домик в деревне его покойного дедушки, ветерана войны. Там теперь живет дядя Славика. Приехав погостить у дяди, Славка полез на чердак за какой-то надобностью и там случайно нашел дневник своего героического деда.

И все бы ничего. Нашел - да радуйся, береги реликвию и гордись предком. Но была в том дневнике одна запись, которая и направила поток событий по такому руслу, в котором мы с Лехой и застряли.

Это были координаты фашистского бункера. Славкин дед до войны работал учителем географии в сельской школе. А когда к партизанам попал, то стал вести дневник втайне от командира. Такие вещи у партизан, мягко говоря, не поощрялись. Так вот, в том дневнике, кроме быта народных мстителей, был описан один рейд в самую глухомань брянских лесов. Где фашисты устроили какой-то бункер или базу - достоверного описания нет. Но дед обозначил точные координаты этой базы и написал, что повоевать там пришлось не на шутку: бункер уничтожили с большими потерями с обеих сторон. А дальше все листы из дневника были вырваны.

Славка, зная, что я заядлый копатель, сразу позвонил мне и кратко рассказал историю про дневник деда. За координаты бункера вытряс с меня обещание, что самый крутой трофей достанется ему.

- Туда точно еще никто не добирался, - заверял по телефону Славка. -Я в Гугле смотрел, там такая глухомань.

И в этом он оказался прав. Нашу “боевую” «Ниву» пришлось бросить километрах в десяти от нужного места, а дальше – пешком. С рюкзаками, лопатами и металлоискателями.

Копать мы всегда ездим втроем: я, Леха и Санек. Но в этот раз пришлось отправляться вдвоем с Лехой (у Сашки тетя умерла в Тамбовской области, и он не смог составить нам компанию, ибо требовалось его присутствие на похоронах). Протопав с десяток километров по дремучему лесу, мы дошли до нужной точки. Но день был на исходе, тем более - в лесу темнеет быстро, и мы успели только лишь поставить палатку и перекусить на скорую руку. После чего наши уставшие организмы скосил богатырский сон.

Зато с утра, расчехлив металлоискатели, мы с азартом ринулись на поиски бункера и трофеев. Местность действительно была покрыта шрамами далекой войны. Угадывались заросшие окопы, сгнившие столбики с остатками ржавой колючей проволоки. Металлоискатели пищали, не умолкая, и у нас за спиной росла груда из рассыпающихся в труху гильз, осколков и фашистских касок. Дельных трофеев тоже было немало.

Тем более что вскоре Леха наткнулся на немецкий блиндаж. С ним пришлось повозиться, но оно того стоило. На поверхность были извлечены пара золотых перстней, награды, ножи, хорошо сохранившийся автомат МП-40, пистолет «Вальтер», патроны и еще куча всякой походно-бытовой утвари. Раскопки блиндажа заняли целый день, а на утро следующего дня мы продолжили поиск бункера, ведь самое интересное должно быть именно в нем.

Вот тут и начались странности. В камышах у самой кромки болота, которое начиналось метрах в ста от нашей палатки, мы обнаружили эту трубу. Огромная, ржавая, больше двух метров диаметром и со стенками из толстенного металла, она плавно уходила прямо в самую топь, исчезая в трясине.

Откуда в болоте труба? Да еще такая габаритная. Ведь не стали бы немцы строить бункер в болоте? Или во время войны сюда болото еще не добралось? А может эта труба и есть вход в бункер?

Углубившись на пару сотен метров в трубу и посветив фонариком, я понял, что она очень длинная, и чтобы ее прозондировать надо экипироваться по-серьезному. Может, мы найдем бункер и решим там заночевать. Да и на случай, если вдруг встретим зверя бешеного, надо бы вооружится.

В общем, собрав в рюкзаки все для ночевки и прихватив найденный в блиндаже автомат с парой магазинов, мы с Лехой двинули в тубу.

- Точно на юг идем, - заметил Алексей, мельком глянув на компас в самом начале пути.

Пять часов мы протопали по совершенно пустой и ровной трубе! Никаких разветвлений и поворотов. Около двадцати километров, с учетом двух привалов, в полной темноте! А трубе ни конца, ни края! Скажите на милость, кому понадобилось прокладывать больше двадцати километров трубы, уходящей в болото?! Да еще в такой глуши!

И еще одну странность мы заметили: где-то через пару километров от начала трубы наши шаги стали отдаваться звоном... Как будто труба не в болоте пролегала, а висела в воздухе.

Осознав всю ненормальность происходящего, мы решили вернуться назад. Но, как потом оказалось, “ненормальности” в недрах странной трубы только начались.

Теперь уже восемь часов обратного пути! А выхода нет! Шагомер показывает около тридцати километров! Но как? Ведь не было ни ответвлений, ни поворотов, а труба, получается, в одну сторону длиннее, чем в другую?

И это еще не все. На обоих привалах Леха рисовал мелом на стенке трубы метку в виде большой буквы “П”. На обратном пути никаких следов наших стоянок мы так и не нашли. Да еще эти ящики... Откуда они взялись?

Небольшой костер отбрасывал пляшущие тени на ржавые, выгнутые стенки трубы. Мерцающий свет пламени создавал крохотный теплый мирок где-то внутри бесконечного, заполненного кромешной тьмой ствола калибром больше двух метров.

Два человека, отключив фонари для экономии энергии, устало смотрели на языки пламени и совершенно не понимали, что им делать дальше.

Алексей достал печенюхи и протянул парочку мне. Я, похрустывая лакомством, вынул смартфон и, глянув по пути на время, убедился, что связи по-прежнему нет. Собственно, ее не стало уже там, где мы бросили свою “Ниву”.

- Серый, а может мы всё-таки в какое-нибудь ответвление забрели и не заметили? - отхлебнув из фляжки, предположил Леха.

- Да брось ты, всю дорогу идем прямо, двумя фонариками светим и в четыре глаза смотрим. Не могли мы так лохануться. Тем более компас показывает, что идем строго на север, а когда туда шли - юг был.

- Да ладно, это я так … Версии выдвигаю. Должно же быть какое-то объяснение всему этому, - протягивая мне фляжку с водой, продолжил Алексей.

- Знаешь, Леха, я когда к болоту ходил трофеи найденные от грязи промывать, то никакой трубы не было. А я прямо к тому месту ходил, где мы ее потом обнаружили.

- Так чего же мне не сказал?

- Да чего-то засомневался... Может всё-таки не заметил я ее в камышах тогда. Хотя такую сложно не заметить...

В этот момент на всю катушку зашипела Лехина рация. От неожиданности он подпрыгнул из лежачего положения и со звоном приложился головой к своду трубы.

- Ааа!.. чтоб тебя! - кряхтя и потирая макушку, достал он “Моторолу” из кармана.

Мы всегда брали с собой на вылазки портативные рации, чтобы оставаться на связи в любой глухомани. Ведь сотовая связь в таких местах не ловит от слова совсем. А заблудиться можно в два счета.

- Чего это с ней, Серега?

На небольшом дисплее мелькали цифры, а из динамика вырывалось неистовое шипение, которое усиливалось сводами трубы в несколько раз. Потом дисплей отобразил нули, шипение прекратилось, внезапно возникшую тишину прервал громкий и чистый, с металлическими нотками, женский голос:

- Ахтунг! Ахтунг! ...

Специфика нашего с Алексеем увлечения подразумевала беглое знание немецкого языка. Поэтому мы без труда понимали, что вещал нам таинственный голос из Лехиной рации.

- Внимание! Я - уран 42! Я - уран 42!

Стальной голос немецкой “фрау” пробивал до самого мозга. Мы почувствовали, как наши глаза полезли на лоб, а рация тем временем продолжала:

- Вагонетка пошла по трубе на север! Освободите проезд!

- Повторяю!

- Вагонетка пошла по трубе! Освободите проезд!

Мы буквально оцепенели и, словно два истукана, застыли на месте.

- Это кто сейчас был? Какая вагонетка? - перевел на меня ошалелый взгляд Леха.

- Да чтоб я так знал, - не менее ошалелыми глазами посмотрел я на Леху.

После чего из рации раздалось еще более странное сообщение. Очень знакомым голосом. Этот голос буквально проорал:

- Пацаны, бегите на север! Там в ста метрах - лаз вверх, туда быст... -дальше шипение, и связь прервалась.

И тут началось. С юга из цилиндрической тьмы, железной трубы послышался нарастающий грохот. Металл неистово тарабанил по металлу, и этот звук надвигался с неимоверной скоростью. Наши фонари включились синхронно, два луча врезались в густой мрак, но так и не смогли дотянуться до источника жуткого лязга. Впрочем, на тот момент нам и без фонарей стало совершенно ясно, что там гремит.

- Вагонетка!!! - заорали мы в один голос и, не сговариваясь, бросились со всех ног на север.

Стометровку я так никогда не бегал. Подгоняемые плетью ужаса, мы неслись быстрее любого спринтера.

Барабанные перепонки с трудом выдерживали нарастающий грохот. Казалось, вся труба ходит ходуном от настигающей адской повозки.

Организм высвободил лошадиную дозу адреналина, а инстинкт самосохранения заставлял бежать так, что только пятки сверкали.

Алексей бежал первым, и его фонарь светил под ноги, а мой луч освещал купол трубы, и метров через сто я увидел ответвление, которое уходило вверх. Леха чуть не пробежал мимо, не ухвати я его за рюкзак. Остановить бегущего от страха друга было непросто. Он, словно резвый жеребец, протащил меня не меньше пяти метров. Зато эти несколько шагов назад позволили нам оглянуться. Вагонетка к тому времени как раз доехала до нашего костерка и со всей дури разметала его во все стороны. На секунду пространство вокруг нее вспыхнуло ярким светом, и этот “стоп-кадр” навсегда врезался в память. В ширину вагонетка почти заполняла собой все пространство трубы, а вот в высоту была не более полутора метров. Искры сыпались из-под массивных железных колес, конструкция которых позволяла ей не переворачиваться на выгнутом полу трубы и при этом развивать неимоверную скорость.

- Давай туда, быстро!!! - заорал я во все легкие, чтобы перекричать грохот, при этом указывая лучом на спасительный отвод, уходящий вертикально в верх.

Метрового диаметра стальной колодец, по которому нам предстояло взбираться, имел на своей стенке ряд приваренных железных скоб, которые выполняли роль лестницы. Между нами и вагонеткой оставалось менее ста метров, а значит - у нас есть максимум шесть секунд, чтобы вскарабкаться по ржавым скобам в узкую трубу. Подсадив Леху, я позволил ему быстро залезть без особых усилий. А вот для меня все казалось сложнее. Леха из-за тесноты трубы уже не мог мне помочь. И мне предстояло справляться самому. Первая скоба находилась на уровне выше двух метров. Подпрыгнув, я ухватился сразу за вторую, потом подтянулся и рывком ухватил третью. Тут мое время и вышло, я залез вверх ровно по пояс - и дальше не успею. Все что мне оставалось, это сделать “уголок”, поджав ноги к потолку трубы, по которой мчалась вагонетка, и молиться, чтобы она меня ничем не зацепила.

Едва я выполнил эту незамысловатую фигуру, адская колесница промчалась прямо подо мной, обдав меня ветром.

- Серега, ты живой?! - раздалось сверху.

- Да, вроде, - прокряхтел я, расслабляя пресс и опуская ноги вниз.

- Залезай
Навигация (1/3): далее >
Канал: Фантастика
121 0 11 0

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Битва Героев
Битва Героев - это игра в которой вы найдете множест
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play