29 сен в 23:14 (OFF) Limit (G) : Планета "Ведьмин остров"
Если бы не контракт с компанией, обязывающий доставлять попутную корреспонденцию, Сергей ни за что не стал бы садиться на планету. Изрядный крюк, потеря времени, в общем, ничего хорошего.

Почему-то именно над местом посадки – комплексом зданий, в которых когда-то обитал персонал станции дальней связи – была густая облачность. Станцию законсервировали пятнадцать лет назад, и теперь в лучшем случае раз в год сюда доставлялась обычная, бумажная почта. Единственный человек, обитавший на планете и следивший за сохранностью оборудования, ни разу не попросил заменить его или дать ему воспользоваться законным отпуском. Странная личность.

Лобовое покрылось мелкими каплями, которые тут же сдувало напором воздуха, превращая их в тонкие дорожки на стекле. Будто и не атмосферу планеты вспарывал корабль своим брюхом, а готовился нырнуть в океан. Сергей поморщился. Никогда не любил воду. Больше всего в жизни, еще с детства, боялся утонуть.

За стеклом сплошная серая пелена, не на что смотреть. Он расслабился, доверившись автопилоту. Чувствовалась легкая тряска, от которой на приборной панели озабоченно кивал головой фарфоровый китаец. Рев атмосферы оставался за бортом, шумоизоляция не пускала его в кабину, лишь приглушенный голос высотомера докладывал через равные промежутки времени о скорости снижения.

Тучи внезапно расступились и пилот курьерского корабля увидел внизу группу строений, разбросанных по бледно-зеленой местности, словно детские кубики. Сигнальные огни указывали на место посадки, выложенное белой термоустойчивой плиткой и покрытое сейчас пятнами луж. Корабль замедлил спуск, испарил под собой всю влагу, обдав площадку струями огня из маневровых двигателей, и, плавно качнувшись на пневмоупорах, замер. Смолкли дюзы, автопилот доложил – “посадка завершена”.

Сергей переобулся из домашних тапочек в тяжелые башмаки, накинул дождевик. “Каких-нибудь пятнадцать-двадцать минут, и дело сделано. Чай пить не останусь, пусть даже и не уговаривает!”. Он открыл люк, спрыгнул на поверхность планеты. Тишина…

Местность стыдливо прикрывалась переменчивым туманом, который плыл полосами и то скрывал, то снова показывал очертания темных зданий. Между ними и посадочной площадкой не было ни дорожек, ни даже намека на тропинки, лишь трава, покрытая налетом белого инея. В этих широтах стояла поздняя осень. Травинки сочно хрустнули под подошвами башмаков. Сергей нетерпеливо оглядывался, уверенный, что его должны встречать. Но никто не выходил.

– Редкостное радушие.

Он прихватил две связки бумажной корреспонденции, двинулся по направлению к ближайшему зданию. Но ни в этом, ни в других домах, до которых мог дотянуться его взгляд, не было ни единого признака жизни. Наоборот, на стенах висели пожухлые стебли и листья плюща, буйно разросшегося в летнюю пору, краска на зданиях облупилась, потускнела, некоторые окна были разбиты. Сергей невольно поежился. Как будто здесь сто лет никого не бывало! Да еще и названьице у планеты – "Ведьмин остров". Кто только его зарегистрировал…

Повернул за угол и увидел деревянный дом, срубленный явно не в соответствии с генеральным планом застройки. Из трубы тянулась тонкая струйка дыма. “Ну слава богу!”. Парень подошел ближе, стараясь мимоходом заглянуть в темные окна, впрочем, без особого успеха. Постучал в дверь. Еще раз. Огляделся по сторонам и толкнул тяжелое деревянное полотно.

Внутри оказалось тепло, пахло дымом и едой. В большой комнате стоял обеденный стол, несколько стульев, горел камин. В дальнем углу – большая кровать. Постель разобрана, часть одеяла свешивалась на пол. Вокруг множество исписанных бумаг, хаотично валяющихся рядом со спальным местом.

– Замечательно. И где хозяин?

Сергей вышел на улицу.

– Эге-гей!

Голос его отразился от бетонных корпусов, прокатился по всему комплексу, и затих где-то вдали.

– Есть кто живой?

В ответ только эхо.

– Да что же это такое? Я что его, искать должен?! Неужели не слышно грохот спускающегося корабля?

Никто не появился ни через десять минут, ни через полчаса, ни через час. Сергей обошел окрестности, осмотрел другие здания, вернулся к деревянной хижине. Он уж собрался было оставить корреспонденцию в доме и улететь, но одернул себя – “нет, так нельзя!”. И в самом деле, как можно было не увидеть единственного живущего на планете человека, чтобы хоть убедиться, что с ним все в порядке? Парень решил подождать еще немного, а уж потом… Что будет потом, ему и думать не хотелось, потому что дело шло к тому, что придется Сереге идти искать незадачливого аборигена, расширяя зону поисков.

Он вошел в дом, скинул с себя дождевик, сел на стул. Подобрал одну из рукописей, потом другую, третью… “Черте что!”. Какая-то странная смесь известных и неизвестных слов, написанных обычными русскими буквами. Отбросил бумаги, закрыл глаза. Тепло, идущее от камина, разморило его, потянуло в сон.

Очнулся он от неприятного ощущения, что на него кто-то смотрит. Резко вскочил со стула, стал протирать глаза. За окнами и в комнате темно, только красные угли в очаге еще тлеют: видимо, он проспал несколько часов. И тут Сергей увидел темную фигуру, замершую напротив, всего в трех шагах. Лица человека разглядеть было невозможно, но не только из-за вечернего сумрака, а и потому, что голова его была скрыта капюшоном.

– Здорово, – приветствовал его хозяин.

– Добрый… вечер.

Человек прошел мимо него, едва не задев локтем, бросил в угол вязанку дров. Снова раздул огонь в камине, скормил ему несколько поленьев. Затрещало, задымилось.

Сергей оглянулся, нашел свою корреспонденцию, выставил две кипы на середину комнаты.

– Вот, я тут привез.

Хозяин, по прежнему не желая снимать капюшон и темную накидку, похожую на старое монашеское одеяние, коротко кивнул. Задвинул посылки ногой под кровать.

– Что ж… Я, пожалуй, пойду. У вас тут, похоже, все в порядке.

Хозяин поставил перед ним стул.

– Садись.

– О, нет-нет! Времени у меня в обрез. И так выбиваюсь из графика.

– Садись, говорю. Все равно погода нелетная.

– Да что мне погода! Я же… – он глянул в окно, – На автопилоте… Ого.

На улице сплошной стеной валил снег, завывал ветер. Тут и к кораблю-то вернуться будет непросто. Тем временем хозяин зажег под потолком светильник, поставил на стол тарелки, положил ложки, разрезал на куски краюху домашнего хлеба. Из большого горшка налил в тарелки густой суп, от запаха которого у Сергея заурчало в животе: он вдруг понял, что ужасно проголодался. Человек в капюшоне еще хлопотал у огня, потом достал из шкафчика деревянные кружки и бутыль с чем-то янтарным. Разлил. Некоторое время они сидели друг напротив друга, как будто ожидая – кто из них первым произнесет тост. В свете лампы Сергей мог видеть нижнюю часть лица незнакомца: квадратный подбородок с белесой от седины щетиной, узкие губы.

На улице, рядом с домом, послышались странные звуки. Как если бы кто-то подходил все ближе и ближе, поскрипывая свежевыпавшим снегом. Сергей подумал, что ему мерещится, но через секунду дверь распахнулась, чьи-то ноги дробно постучали об пол, стряхивая налипший снег, и в комнату вошла девушка. Совсем молоденькая, краснощекая, она улыбалась, растянув улыбку до ушей, и с жадностью вглядывалась в лицо гостя. Хозяин недовольно крякнул, будто она нарушила некий запрет.

– Меня Василий зовут, – он стукнул своей кружкой о кружку Сергея, – Ну давай, за знакомство!

– Сережа, – представился парень в ответ и, не отводя взгляда от девчонки, хлебнул янтарной жидкости, – Уф… Крепко. Кхм… Послушайте, а разве вы не один тут живете?

– Как видишь.

– А… Кто она вам?

Краснощекая скромно присела у края стола, положила голову на руку, не переставая улыбаться.

– Ну… Подруга, что ли.

Чувствуя сомнения Сергея, Василий решил уточнить:

– Совершеннолетняя.

Хмельная выпивка и вкусная еда сделали свое дело. Позабыв о времени, о сбившемся графике и утопающем в снегу корабле, Сережа блаженно вертел в руке деревянную кружку, покачиваясь из стороны в сторону. Девчонка все так же не отводила от него глаз, пока хозяин убирал со стола посуду.

– А ну… – он вдруг подхватил Сергея под мышки, приподнял, – Давай-ка я тебя спать уложу.

– Н-не, н-не… Я на корабль… Там перенчу… переночую.

Василий его не слушал, укладывал на свою широкую кровать, стягивал одежду. Не в силах больше сопротивляться навалившейся на него усталости, парень с наслаждением потянулся и закрыл глаза. Реальность отошла на второй план, суровый голос странного обитателя планеты звучал словно издалека, вдогонку ему звонким колокольчиком прозвенел смех подруги...

Она стояла у дверей, в длинной белой рубахе, и манила его за собой. Сергей встал, подошел ближе. Девчонка выскочила на улицу. Он последовал за ней. Снегопад уже закончился, но босые ноги утонули в сугробе почти по колено. Она сбросила с себя рубаху, глядя на него выжидающе. Когда он приблизился, обняла, упала на спину в мягкий снег, увлекая его за собой. Холода они не чувствовали, им было жарко…

Устав, Сергей долго лежал, стараясь унять сердцебиение. Повернулся к ней. Краснощекое лицо, которое он секунду назад хотел поцеловать, почему-то побледнело. Тело стало расплываться, терять соблазнительную упругость, становясь полупрозрачным, синевато-голубым.

– Иди ко мне, – влажно пробулькала она, охватывая его рукой, превращающейся в морскую волну.

Сергея накрыло с головой. Вода залилась в нос, уши, сомкнулась над его головой, затягивая на глубину. Он отчаянно задергал руками и ногами, стараясь вынырнуть, снова глотнуть воздуха. С перепугу попытался закричать, но только выпустил струю пузырей, лишаясь последних запасов кислорода.

Как ему удалось выбраться из этого наваждения, он сам не понял. Вскочил с измятого снежного ложа, весь мокрый, не то от пота, не то… Посмотрел на обнаженную красавицу, попятился от нее к дому, пока не столкнулся спиной с Василием, перегородившим вход.

– Никогда при ней не думай о том, чего боишься.

– А? – он обернулся, – Что? Почему?

– Изведет видениями. Натура у нее такая. В остальном же… Радуйся. Больше у тебя такой женщины не будет. Никогда.

Сергей судорожно сглотнул.

– Вы… кто? Кто такие?!

– И еще, – продолжил Василий, не обращая внимания на его вопросы, – Учись у нее.

– Учиться? Чему?

– Когда прилетит следующий, она тебя отпустит. Наверное. Хотя самим собой ты отсюда уже не вернешься, здесь иначе не бывает. Поэтому учись, ты должен уметь делать вот так…

Он снял капюшон и Сергей остолбенел. На него смотрел человек... с его собственным, Сергея, лицом! Один в один, не отличишь.

– Научишься – заберешь внешность следующего и вернешься домой. А я забираю твою!

Он проснулся. Рывком приподнялся на широкой кровати, скидывая с себя одеяло. Василия рядом не было, только лежала на полу накидка с капюшоном. Девушка, как ни в чем ни бывало, спала на лавке, у стены, подложив под себя шубу.

Она зашевелилась, сладко потягиваясь. Повернулась, открыла глаза. Улыбнулась, увидев растерянного парня.

– Привет.

Ничего не понимая, он вытер испарину со лба. Встал на ноги, принялся быстро и неуклюже одеваться.

– Мне пора. Я спешу.

Вдруг с улицы раздался гул. Пол под ногами завибрировал, задрожали стекла. Где-то рядом взлетал корабль.

– Нам некуда спешить, – она распустила длинные волосы, – Иди ко мне.

via Фантастические рассказы
Канал: Фантастика
140 0 15 1

Комментарии (1)

Всё-таки молодец автор, интересные рассказы пишет.
Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Повелители стихий
Первая коллекционная карточная игра с уникальной...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play