30 ноя в 20:25 (OFF) Limit (G) :

Маша и медведи. Страшные русские сказки

За месяц до истории с Морозко...

Охотник внимательно следил за ничего не подозревающим оленем, роющим копытом пожухшую осеннюю траву под раскидистым каштаном в поисках упавших плодов. Мужчина в залатанном овчинном тулупе старательно целил из кремневого ружья в благородное животное, ожидая, когда олень повернётся к нему боком для более надёжного выстрела. Вдруг животное вздрогнуло, подняло голову, увитую лесом ветвящихся рогов, и уставилось в сторону охотничьей засады. Затем, совершив грандиозный прыжок, олень устремился в сторону густой чащобы, мелькая быстрой тенью между зарослей дикого шиповника. Охотник безуспешно пытался прицелиться в бегуна, но вскоре потерял его из виду. Поднявшись с хвойного настила, мужчина забросил подвязанный холщовый узел с парой подстреленных глухарей за спину, и, не выпуская ружья из рук, выбрался из своей засады.

Охотник огляделся, пытаясь понять, что спугнуло желанную добычу. В пронизываемом ледяным ноябрьским ветром Олонецком лесу он вначале не уловил никаких изменений. Всё также как и раньше поскрипывали ветви, давно лишенные листвы, вдалеке размеренно ухал филин, чувствуя близкие сумерки. Однако вскоре к знакомым уху лесным звукам добавился топот тяжелого зверя, утробный низкий рык и треск ломаемого массивным телом кустарника. Новый шум доносился как раз с той стороны, куда смотрел испуганный олень. Охотник встал на одно колено, привычно упёр ложу ружья в плечо и навел ствол на колючую поросль, сминаемую приближавшимся зверем. Судя по шуму, животное шло прямо на него. Вскоре ближайшие кусты с хрустом раздвинулись, пропуская к охотнику гигантскую тушу бурого медведя. Зверь яростно ревел, подступая к человеку с ружьем, приопустив мощную голову к желто-коричневому ковру осыпавшейся листвы. Охотник вздрогнул и попятился. Нет – его испугал не сам хозяин леса, медведей здесь было предостаточно, как живущих в местных лесах, так и пришлых шатунов. Среди них попадались весьма крупные экземпляры весом в пятьдесят пудов и более, но этот зверь был как минимум вдвое крупнее самого большого медведя из ранее виденных охотником. Однако не только это заставило человека отступать…

Глаза медведя горели ярким зелёным огнём, а развёрзнутая пасть изобиловала невероятным количеством крупных, причудливо расположенных клыков. Из пасти животного при каждом выдохе вырывался пар такого же изумрудного оттенка, каким светились его глаза. Медведь подобрался совсем близко и охотник выстрелил точно в массивный покатый лоб. Однако пуля, не встретив никакого препятствия, со звоном впилась в ствол осины позади медведя. Охотник на мгновение оторопел, потом бросил ружье и ринулся наутёк. Но зверь был гораздо быстрее его. Тремя прыжками медведь догнал человека, ударил бегущего сзади по ногам, ломая бедренные кости, а затем принялся рвать плоть упавшего, ещё живого охотника. Умирающий человек ещё скрёб в агонии комья подгнивающей листвы, а хищник, задрав голову к небу, издал победный оглушительный рёв. Из чащобы ему вторили несколько не менее громогласных звериных голосов…

Два всадника медленно ехали по узкой дороге под моросящим дождём вдоль изб небольшой деревеньки, окруженной со всех сторон обширными олонецкими лесами. Короткий осенний день заканчивался и в округе быстро смеркалось. Полей здесь не было. Охотничье поселение из полутора десятков семей жило за счёт всевозможной лесной добычи: от ягод и грибов до шкур, идущих зажиточным горожанам на шубы. В деревне было малолюдно – лишь несколько женщин показались в окнах и тут же спешно закрыли ставни. Выбежавший из ближайшей избы мальчишка был немедленно схвачен за ворот выскочившей вслед за ним старухой и потащен обратно в дом.
- Эй, женщина, погоди! – крикнул пожилой женщине спешившийся всадник. Второй мужчина последовал его примеру и спрыгнул в чавкающую дорожную грязь, звякнув пристегнутыми к поясу пистолетами. Оба приезжих оказались с головы до ног увешаны оружием, а к сёдлам коней были приторочены странного вида кремневые ружья с непонятными трубками, прикрученными поверх длинных, шестигранных стволов.
- Чего надобно? – старуха впихнула в избу непослушного ребёнка и обернулась к незваным гостям, - Вы кто такие?
- Я Пётр, а это вот мой брат Фёдор, - рослый мужчина, оказавшийся молодым парнем с густой чёрной бородой, ткнул навершием хлыста в бок своего спутника в длинном дорожном плаще с капюшоном, скрывающим почти всё его лицо так, что виднелась только такая же борода как у его спутника.
- Беловы мы, - сказал второй, названный Фёдором, и отвесил подзатыльника Петру, мстя за тычок хлыстом. Потом многозначительно добавил, - Княжеского роду у тебя гости, бабусь. Нам бы переночевать, да в порядок себя перевести, а то вон заросли бородищами в пути.
- И перекусить было бы неплохо, - добавил Пётр и похлопал себя по толстому кожаному кошелю, подстегнутому к узорчатому поясу, - Хочешь серебряными рублями, а хочешь - бумажными деньгами заплатим.
- Серебром оно вернее, ступайте в дом, - ворчливо произнесла старуха, оценив продемонстрированный кошель жадным взглядом выцветших глаз.
- Эй, Степан, - крикнула бабка в приоткрытую дверь, - Гости у нас. Лошадей в стойло заведи, да обе лохани приготовь с горячей водой.
Из-за двери тотчас высунулась седая голова сухонького старичка, повертела во все стороны и тут же спряталась. Через миг старик в грязном тулупе уже распахнул двери гостям и бросился выполнять указания хозяйки.
- За стол садитесь, ближе к печи, - пригласила бабка вошедших в избу путников. Потом недоверчиво спросила, - Точно князья? С виду больше на беглую тать похожи, чем на господ. И ребячитесь как-то несурьезно.
- Точно, бабусь, вот те крест! - заверил её Фёдор, усаживаясь на лавку, вплотную придвинутую к тёплой печи, с которой на нежданных гостей поглядывал испуганный мальчишка. Старуха прицыкнула на ребёнка и тот немедля забился в тёмный угол, подальше от пытливых глаз чужаков.
- И как к вам обращаться, ваше сиятельство или ваша светлость? – осведомилась хозяйка, спрятав в подол несколько серебряных монет, выложенных на стол гостем.
- Никак. По имени зови, как сказано, Петром, да Фёдором. В нашем деле не до чинов, – последовал ответ.
- В каком деле? – с порога спросил вернувшийся муж старухи. Бабка сердито на него посмотрела и старик замялся, переступая с ноги на ногу.
- Двух егерей из уезда ищем, пропали у вас в лесу, - Пётр потянулся деревянной вилкой к котелку с дымящейся вареной картошкой, пока его брат усердно резал горячую зайчатину странным на вид клинком, - Малец, а ну бегом к нам за стол ужинать. Почуяв аппетитный запах, мальчишка преодолел свой страх перед незнакомцами и спустился с печи, сопровождаемый неодобрительным взглядом старухи.
- Зря приехали. Не найдёте вы ни их, ни наших мужиков, - с дрожью в голосе произнес дед, тоже подсев за стол к гостям. Старик выставил на стол пузатую бутыль мутного самогона и вздохнул, - Сами мы кормильца потеряли в лесу, только ружье разбитое нашли, да тряпье кровавое. И других тоже…
- Других? – оборвал его Фёдор, - То-то мы смотрим, что из окон на нас одни бабы таращились, да детишки.
- И других, - подтвердил дед, наливая гостям спиртное в деревянные чарки, - Семерых мужиков лишились в этом месяце, почитай всех охотников в деревне. Егеря уездные искать их в лес отправились. Выстрелы мы слышали, а из лесу никто не вернулся. За егерями уже никто не пошел. Некому. Я, да Потап хромой из мужского полу остались, остальное бабы и ребятня, как вы и подметили.
- Звери нападают или люди? – спросил старика Фёдор.
- Оно то вроде как звери, - дед покосился на старуху, словно вопрошая разрешения, - А с другой стороны, вроде как и не звери. Семёновна, соседка, в прилеске зелёный чертовской свет видела, богом клянется.
- Это как? – опешил Пётр.
- Да говори ты им уже, Стёпка, - приказала старику бабка, - И про Марию, про ведьминское отродье расскажи. Она на нас беду накликала.
- То ещё неизвестно, старая! - вскипел дед, - Она раны охотникам травами и заговорами исцеляла и детишек от болезней лечила. А вы, дуры старые, обереги вокруг ее дома изломали и камень, на котором она порошки целебные толкла, выворотили и в овраг бросили.
Братья с любопытством внимали перепалке хозяев, впитывая каждое сказанное ими слово.
- В лес, значит, не ходите теперь? А как мясо добываете? – поинтересовался Пётр, подсовывая мальцу очередной кусок зайчатины.
- Жизнь дороже, милок. Силки ставим рядом с избами, да запасы расходуем. Дичи тут появилось множество, только брать её боязно, - снова вздохнул старик, - Как бы зиму пережить.
- Ну всё, поболтали-поели, идите в баньку, князья, - скомандовала хозяйка, - А я вам пока рогожи постелю, одному на печи с малым, а второму подле неё. Княжеских полатей нет у нас. Уж не обессудьте.

Пока братья отмывались и скребли ножами свои бороды, старики тихо спорили, доедая остатки ужина. Банились Беловы больше часа, пока вода в лоханях совсем не остыла.
- Сведу вас утром к Марии. Лучше неё про наши беды никто не расскажет, - заявил дед вмиг помолодевшим после помывки и бритья гостям. Оба брата теперь и впрямь не тянули больше чем на двадцать-двадцать пять годков. Вскоре гости улеглись спать, нарушив тишину в избе молодецким храпом. Погремев в сенях, дед Степан уселся на скамье у окна и долго ещё с интересом разглядывал при тусклом свете догорающей свечи удивительные ружья Беловых, которые он от греха подальше занёс на ночь в избу.

Утро следующего дня было таким же ненастным, как и шесть предыдущих до него. За околицей долго не светлело, а потом и вовсе начали падать первые редкие снежинки. Рассвет с трудом пробивался сквозь одеяло хмурых туч. Оставив лошадей и часть поклажи, братья двинулись вслед за ковыляющим Степаном в лес, прихватив ружья и солдатские ранцы, доверху набитые стеклянными пузырьками с разноцветной густой жидкостью и прочим добром. Шли молча, почти след в след, по узенькой тропинке, утоптанной почерневшей и прихваченной заморозком травой. Отойдя от деревни в лес на полверсты, компания вышла прямиком на аккуратную двухэтажную избу с ярко окрашенными пурпуром стенами и двускатной тёсаной кровлей. За оконными стеклами весело проглядывали горшки с цветами, а пространство перед домом украшал большой круг, выложенный из разноцветных камней.
- Пришли. Эй, Мария, к тебе гости! – зычно крикнул дед, осторожно приоткрыв калитку низенького заборчика.
- Не похоже на жилище ведьмы, - поделился с братом Фёдор, - Больно уж чисто и нарядно.
- И черепа детские на шестах не торчат, а под ногами гремучие змеи не вьются, - передразнил его тон мелодичный и приятный женский голос за спиной путников.
Все трое повернулись разом как по команде. Степан, опираясь на палку, а Пётр и Фёдор с ружьями наперевес, вмиг оказавшимися в их руках одним заученным движением.
Правда оружие Беловы быстро опустили, увидев, что перед ними, подбоченясь, стоит ослепительной красоты рыжеволосая девушка, одетая в длинную песцовую шубу. Очаровательные зелёные глаза ведьмы с любопытством взирали на озадаченных Беловых.
- Ну, что благородные господа рты открыли, прошу в дом, - снова прозвенел нежный девичий голос, - А ты, Степан, иди к жене, да не задерживайся в лесу.
Старик вздрогнул, и чуть ли не бегом припустил обратно по тропинке в сторону деревни. Братья переглянулись и, не выпуская из рук оружия, последовали за Марией в избу. Внутри их ждал ещё один сюрприз. Убранство внутри помещения не уступало богатой меблировке их родного имения. Помимо того, интерьер дополняли всяческие магические принадлежности: хрустальный шар, связки засушенных трав, свечи из чёрного воска, кубки и стопки пожелтевших от времени бумаг. Всё это в изобилии присутствовало на столах и многочисленных резных полках.
- Васька, а ну выплюнь! – послышался возмущенный голос хозяйки, обратившейся к толстому чёрному коту, меланхолично жевавшему мышь на атласном кроватном покрывале. Васька и ухом не повёл, продолжая
Навигация (1/3): далее >
Канал: Фантастика
112 0 16 2

Комментарии (3)

Интересно!
А продолжение будет?
Цикл будет продолжаться Как время появится, то выложу обязательно
Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Флибустьеры
Грабь корабли! Побеждай монстров! Создавай уника...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play