8 ноя в 15:57 (ON) Limit (G) :

Искусственный отбор

В первый раз я прибыл в Омск для сдачи вступительных экзаменов жарким летом. Родственники предложили квартироваться у них в общежитии. Правила общежития оказались незатейливы: вот комната, здесь всё наше, а всё, что за её пределами, то есть за дверью – общее. Дома не шумишь и не разводишь грязь, как и в местах общего пользования. Душ внизу, курить в туалете. Последние новости и насущные проблемы обсуждаются на несанкционированных общих собраниях чаще всего в сортире, иногда на кухне, реже всего в душе. Правила просты, запомнить несложно.

По утрам все родственники куда-то уходили, потому что у всех свои дела. А у меня никаких дел не было, потому что я из деревни приехал и нихуя не знаю. В ожидании дня сдачи экзаменов я пил чай, смотрел телевизор и ходил курить в туалет.
Туалета было два. Мужской в конце коридора слева, и женский, соответственно, в конце коридора справа. В них располагалось по три кабинки, разделённые фанерками и с дверцами. Унитазы были забетонированных по самые края.
На второй день моего пребывания в Омске, я как обычно безмятежно заседал в одной из кабинок, курил и размышлял, где же мне организовать свою первую художественную выставку: Нью-Йорк, Токио, Лиссабон или Калачинск?... Хм. Праздничный стол, изысканные блюда, фаршированные с жареной картохой лобстеры, портвейн «Три семёрки»... Вокруг меня кружатся барышни в полупрозрачных платьях из позолоченных страз, сказочно богатые олигархи в строгих костюмах из крокодиловой кожи, крокодилы в смокингах в центре зала у фонтана… Все хотят перекинуться со мной парой фраз. Я же знаю себе цену, ибо я культовый художник современности…

В туалет кто-то вошёл. Несколько человек. Громкий смех, шуточки. Ребята явно решили отлить. Щеколда не работала и я, чуть дёрнув дверь на себя, громко прочистил горло, как бы намекая, что кабинка занята для серьёзных мероприятий. Когда баки опустели и утихли разговоры, за моей дверью кто-то сказал:
– Говорят, ты художник? Рисуешь картины…
Натянув штаны, я пинком открыл дверь.
– Хех. Вы, господа, в корне не правы, – сказал я, пуская кольца дыма в виде признаков эпохи ренессанса в их изумлённые рожи. – Художник ПИШЕТ картины, а не рисует. Слово "рисовать" – известно с 18 века и заимствовано из западноевропейских языков. Обозначает оно, скорее, чертить. А вот слово "писать" известно уже с 11 века и обозначает "изображать красками". Короче, когда просят рассказать о человеке, говорят "опиши мне его портрет", а обрисовать можно, например, ситуацию. Одним словом, я бы сразился с вами в интеллектуальной дуэли, но вы, как я вижу, безоружны...
Мне тут же проламываю череп пачкой синего винстона, завязывают ноги-руки бантиком и выбрасывают в окошко, на крыши ржавых гаражей...
Так был бы, если бы я проучился в колледже примерно месяц. Но я пока что только готовился к вступительным экзаменам и такие заумные речи ещё не вёл. Поэтому натянув штаны, вышел к незнакомцам и сказал:
– Всем привет. Ну, вряд ли я художник...
Ребят было четверо. Судя по всему, они уже изрядно накатили, рубахи нарастапашку и морды красные.
– Слушай, меня Константин зовут, – представился один. – Я водителем работаю, и уж точно не художник.
Константин был старше меня лет шесть-семь. Выглядел довольно интеллигентно и опрятно.
– Слушай, пойдём, посидишь с нами? Всегда мечтал познакомится с художником.
– Да я не худ…
– Ладно, ты ладно! – громко перебил меня один из ребят, выбросил окурок в открытое окно и положил мне руку на плечо. – Пойдём!
Комната, где проходил банкет была неподалёку от той, где жил я. Играла музыка, накрытый стол. Салаты, нарезка овощей и фруктов, колбасы и сыра.
– Будешь пиво? – спросили меня, усадив за стол.
Я пожал плечами.
– С толстяком время летит незаметно!
Мне вручили пластиковый стакан с этим изысканным напитком.
– Ну, за знакомство! – сказал Константин. – Это художник, знакомьтесь.
Барышни слегка улыбнулись и переглянулись. Четыре парня и четыре девушки.
Нахрена им я – непонятно.
Двое самых отчаянных ребят, как оказалось, пили водку. По-братски обняв друг друга и сделав свирепые рожи, они что-то рассказывали самим себе:
– Да! – гаркнул один, сжав ладонь в кулак. – Прокопьев-то, видел, как обвёл! А Затонский подхватил, сделал передачу Сушинскому, а тот ра-аз и в девятку!... И всё, блять!
Девушки их не интересовали, а вот те, судя по всему, заскучали, начав поглядывать на меня сильно загадочно. Я съел кусок колбаски и насыпал в ладонь сухариков. Вечеринка шла не по пути веселья, а ребята явно не справлялись с организацией развлечений. Мы в деревне безо всего этого прекрасно обходимся и нам весело. Покупаем самогон, рвём с грядок лук, огурцы и помидоры. Ломаешь огурец пополам, выковыриваешь сердцевину, наливаешь туда самогон, давишь немного помидора и всё, коктейль для дамы готов…
– А ты хоккей смотришь, художник? – обратились ко мне болельщики.
– Конечно.
Конечно, я же тощий, несуразный, с лохматой головой. Со мной можно разговаривать так, слово мы вместе гектар морковки пропололи до обеда.
Надо было валить отсюда. Начатая без меня вечеринка со скучающими барышнями – дело рисковое. Если начнут наезжать, я за словом в карман не полезу, начну всех слать нахуй, потом схвачу табуретку и сломаю о чью-нибудь башку.
– А за какую команду болеешь?
– Я из Новосибирска.
– А-а-а, за «Сибирь»… Ну, давай выпьем. Мы соседи уважаем друг друга.
Я почти допил пиво и собрался уже сказать, что мне пора домой, ерзая в кресле, как на моё плечо легла рука Константина.
– Братан, ты угощайся, ешь, пей. Я тебя о чём хочу попросить: нарисуй мою девушку, я тебе заплачу.
Ситуация стала ещё более опасной. Пить пиво, заигрывать с девчулями и крошить о головы табуретки – дело пустякове, а вот писать портреты – задача непростая.
– Ты уже рисовал красивых девушек?
Мило улыбаясь, тут же спросила виновница вечера, усаживаясь напротив меня и делая загадочное лицо дамы эпохи дворцовых подворотов. Что я мог ей ответить? Что рисовал на фанерке гуашью Оливера Кромвеля? Карандашом в альбоме для рисования Фредди Меркьюри? И портреты Линкольна в детстве на игрушечных купюрах?.. Это вообще считается? Или…
– Вот тебе лист, карандаш и ластик.
Я начал паниковать. Хоспаде… Где я? Какого хуя здесь происходит? Кто эти люди… ПАМАГИТЕ. Как мне спастись из этой неловкой ситуации? Я не знал, что мне делать. Сказать, что не умею рисовать? Повезёт, если посочувствуют, дадут пизды и вышвырнут в коридор, а если не поверят и ЗАСТАВЯТ рисовать?.. Я же вместо милой барышни такого птеродактиля изображу... Это будет позор. Фиаско. Разочарование… Лучше в морду получить, чем опозориться. И кто пизданул, что я художник? Откуда они знают? Я же всю жизнь рисую всякую хуйню непонятную, совсем не относящуюся к портретам людей…
Про меня забыли на какое-то время, потому что «братишка рисует». Новоявленная монализа, исполненная взглядом волчицы, сидела смирно и в предвкушении, облизывала губы. В моём взгляде искрила паника, а ей, наверное, от летящих из моих глазниц искр казалось, что мне в голову вдохновение ударило. Что делать, что делать…
Эврика! Может заявить, что я рисую только голых?! А если они все разденутся и меня разденут?.. Нет.
Мои пальцы, сжимающие карандаш, зависли над бумагой. Конечно, я мог бы попытаться что-то изобразить, но… Блять! Выход же в моих руках!
– Братан, мы пойдём курить, – услышал я.
Все начали продвигаться к выходу. Вот он, мой шанс!
Я отложил принадлежности для рисования и сказал:
– Я тоже, а потом домой. Извините девушка и вы, ребята, но я привык работать с красками и палитрой. Карандаш – не мой профиль. Спасибо, конечно, за напитки и угощения, но портрет не в этот раз. Сегодня у меня вряд ли что-то получится. Тем более, я приверженец модернизма…
Сам толком не понимая, что пизданул, я решительно направился к выходу. Несостоявшаяся монализа, разумеется, разочарованно вздохнула. Народ от неожиданности загудел с претензией:
– Э-э-э!
Во время эвакуации из зоны вечеринки, я думал только об одном, что лучше никому не говорить, на кого учусь, хотя бы до тех пор, пока не смогу набросать чей-либо портрет за несколько минут. У входа толпился народ, разыскивая свои тапки, чтобы пойти курить.
– Бля, ну ты же ХУДОЖНИК, – сказал один из хоккеистов,
преграждая мне путь к выходу. – Ебани мне на плече логотип «Авангарда», – он снял рубаху. – Ручкой. Думаю, приверженцу модернизма это по силам.
Если некуда отступать, значит надо атаковать.
– Без проблем, – сказал я уверенно. – Давай ручку.
Ровно две секунды занял у меня процесс рисования. На плече яростного болельщика красовался обыкновенный овал.
– Это что за хуйня? – нахмурился хоккеист.
– Это яйцо. Скоро из него вылупится омский ястреб…
Шутка. Заковыристая, как шайба Гранлунда. Все яростно засмеялись, похлопали меня по плечу и отпустили домой, иди мол, убогий.
Разумеется, я бы мог написать портрет этой незнакомки, но скорее по фотографии и в течении нескольких часов в спокойной и располагающей обстановке. С другой стороны, как им объяснить, что писать портрет за деньги, это – торговля, а по велению сердца – искусство. Ведь чаще всего я изображал на бумаге то, к чему очень хотелось быть причастным. В детстве – деньги, в подростковом возрасте – кумиров, а в юношестве полуголых румяных девок. И девушки эти были по-настоящему красивы, волшебны и желанны. А за деньги могут быть только богаты, плоски и реальны…
Но потом я поумнел и понял, как художник может зарабатывать деньги своими талантом в современном мире – я устроился работать монтажником пластиковых окон.



© Иль Канесс
208 0 15 0

Комментарии (3)

Тоже хотел работать художником, а в итоге - водитель грузовика
У меня друг - художник. Отличные пейзажи рисует, выставляет в центре Новороссийска, в аллее на продажу. А торговля только летом идёт, когда приезжают отдыхающие. В остальное время тоже приходится работать водителем, на школьном автобусе трудится
Нам отдыхать вообще не дают. Время свободного нет. Если случается один свободный день в месяц, то носишься, как бешеный по магазинам, базарам. Постираться, убраться, личные дела много время отнимают. Короче художеством некогда заниматься. Капитализм долбаный. Вот в рейсе бывает свободное время, но тут настроения нет, обстановка не подходит.
Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Танки. Стальной легион
Десятки видов техники, тяжелые бои и секретные...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play