31 окт в 16:59 (OFF) KatayZolotaa :

"Полуавтобия" 5

Чекист залился смехом. Он уважал и любил этого деятеля.

— Правильный вопрос, грамотный. Тебе про вершки или корешки?

Василий Иванович впервые за долгие годы знакомства осознал, что, перейдя черту, сегодня может получить ответы с того света, но ответил искренне:

— Да я наобум, ошарашили вы меня, дорогой хитрый лис.

— Ну хорошо, не дрейфь, тимуровец. В старость свою несу радость общения с тобой – лонгборд на Маверике, пирамиды в Гизе, чистая Красная площадь и Олимпиада в КНДР. Про карнавалы в Австралии и «Марш гордости», кстати, я тоже услышал. Меняешься ты туго, друг мой. Надеюсь – окажешься заразным. Только сам ничего не взрывай.

По лицу Василия Ивановича волной прокатилась краска. К его счастью, пришедший на смену отлив оперативно забрал ее обратно.

— Спасибо, Вениамин Георгиевич. Вы… ты, не могу привыкнуть, что-то не пускает. Ты сегодня с этою российскою пошлятиной убедил меня во многом. Не зря, помню, рассказывал Тимур Горбатько:

— Вот, – говорит, едешь, едешь. Потом хлоп – якобы граница! А она и впрямь – граница. Да! РСФСР и УССР.

— Ну-ка, ну-ка, интересно.

— Сам слушал с удовольствием. Только сейчас осознаю – правда.

В начале ноября 1987 года, по-моему, так, ЖД станция Белгород, Россия. Снег, промокшие насквозь, серые стены домов в соседних деревнях, перекошенное, заваленное, изнасилованное временем бытие советских граждан. Подавленное настроение. Мало того: ветер и минус четыре по Цельсию – висит табло на вокзале. Никто почему-то к этому не готов, вообще никто. Тоскливо. Вышел, говорит, иду по станции. Пробежал с безумными глазами мужчина. Остановился, трясет свою женщину за плечи, орет: «Где газета? Я в туалет опять хочу!!»

Раки на перроне – мерзость, зашел к зам. начальника вокзала — тот попросту сбежал. Цыгане, слабительные пирожки, запах и еще 30 км лицезрения пустых, заброшенных полей.

И вот – перебрались. Всего шестьдесят километров – Харьков. Нет необходимости рассказывать о быте и отношении к нему, бросающемся в глаза. Чистые, ухоженные, добротные – дороги, дома, поля, люди.

Ладно, – говорит, хрен с ним, – менталитет. На это списать можно. Но, почему, Господи, почему температура на градуснике — плюс шесть?

Генерал смеялся от души. Сегодня такие истории ему были просто необходимы.

— В моей памяти тоже есть упоминание о Белгороде.

Чекист достал салфетку, расстелил ее на столе, после чего, бесцеремонно окунув в собственном стакане с лимонадом палец, зафиксировал его над салфеткой. Через несколько томительных секунд с пальца нехотя слетела капля собравшегося напитка. Она оставила четкое пятно прямо по центру расстеленной снизу мишени. Генерал посмотрел на прокурора:

— Да, именно так. Два года назад мы с Артемом Павловичем Басковым по ряду служебных вопросов остановились на несколько дней в Москве. В итоге нежданно-негаданно оба получили неделю отдыха. Подумали, чего домой заезжать? — айда такими, в чем мать родила, в Крым. Сели на паровоз и вот — уже стучат колеса. У Артема брат родной в Белгороде обитает, договорились одну ночь провести у него. Вышли с вокзала, день солнечный. Коллега заявляет – необходимо подстричься, у родственника жена словоохотливая, раскритикует. Оставив, в общем, меня в ресторане обедающего, отправился Артем к цирюльникам – подровнять газон.

Через час возвращается сам не свой. Серый, злой, и главное — лысый.

Хорошо, говорю, над тобой поработали. Молчит. Артему его шевелюра – гордость. Примерно как у меня, гуще даже. Сидит понурый, не ест, не пьет, говорит – поужинаю у брата. Все же чуть позже рассказал, я умирал со смеху:

— Центр, – говорит, – здесь неподалеку. Захожу в элитную парикмахерскую (таксист указал), в салоне четыре мастера. Молоденькие эффектные девочки, не старше тридцати пяти. Тихие, приветливые, опрятные. Как думаешь, не зря песня говорит: следи за собой, будь осторожен?

Доверился белокурой — ее представили главным специалистом цветника. Вижу, говорит, стрижет меня и хмурится, что-то у нее не получается. Потом вопросами принялась точить – вспомните название вашей стрижки, подкорректируйте здесь — как лучше? Трансформация на голове на глазах за двадцать минут создала безвозвратный эффект хаоса ядерного распада, акцентировав ужас взрыва на образе мадагаскарской руконожки, вопящей в ночи на пределе инфразвука. Смотря в ужасе в зеркало, задал вопрос: что у меня на голове? Взрыв глубинной бомбы в бункере с сухим горохом? Пьяные ежики на вершине баобаба?
Канал: Литература
38 0 0 1

Комментарии (2)

Чушь собачья
Всем не угодишь.
Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Мстители: Охота началась!
Ожесточенные бои, интересный сюжет, захватывающ...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play