31 окт в 16:56 (OFF) KatayZolotaa :

"Полуавтобия" 4

Сегодня же предложу внести на рассмотрение возможность празднования 8-го Марта три раза в году. Спасибо вам, дорогая! – генерал отвлекся от тоскливых мыслей, наконец становясь самим собой.

— Может, мужчин старше тридцати жениться обяжете?

— Вы, дорогая… – он вопросительно уставился на нее.

— Надежда.

— Надежда. Вы в этом году не баллотировались?

— Нет, только замуж собиралась.

— Очаровательно. Чтобы ответить на ваш вопрос, еще не факт, что положительно, каждому из нас, мне и Василию Ивановичу, – он кивнул прокурору, тот ему, — нам необходимо в течение предстоящего года съесть по двадцать четыре аналогичных конфеты. Здесь, у вас. Это минимум. Так что готовьте десерт, мы же – цветы, а в жаркое время года – иностранное мороженое. Будем встречаться, сотрудничать.

Она аккуратно ставила на поднос вторую, то есть первую пустую бутылку гостей. Затем, поменяв салфетки, не удержалась:

— Я передам ваши слова коллегам. Будем ждать.

— Какой хороший ответ, Надежда. Отныне на утомительных заседаниях или в дороге его можно будет достать и полюбоваться. Забираю с собой, до встречи.

— Приходите.

Последнее было припечатано яркой улыбкой. Надежда, выяснилось, имела эффектную фигуру и ноги, картинно вышагивавшие на каблуках.

— Смотри, смотри, Василий! Там, за буфетом, она их на тапочки поменяет – старая метода, проверенная. Весь день на каблуках может простоять только истукан и моя соседка-стройняшка Римма Исмаиловна, потому что ей садиться не на что.

Прокурор рассмеялся, ему импонировал беззлобный, зачастую самокритичный юмор чекиста.

— Как Мария?

— Спасибо, как и прежде – цветет. Я, естественно, – таю.

— Тогда по пятьдесят.

Мужчины выпили. Генерал надкусил конфету, его товарищ отпил лимонад.

Лирическая нота, появившаяся с приходом официантки, устроила обоих. Доверительный разговор перешел в тона созерцаний, спортивных событий, семейных композиций и, наконец, – личных планов.

Молодость взяла свое — говорил в основном Василий Иванович. Смеялись оба, шутя поочередно, один коротко и каскадом, другой с расстановкой и многочисленными отступлениями.

— Постой, Василий, извини, перебью. Пора — чуток по делу.

— Ну вот, на самом интересном. Напомните потом, о чем начинал.

Вениамин Георгиевич, чуть наклонился вперед:

— Килиманджаро, пирамиды – все это, безусловно, интересно. Но не любых туда положено пускать, туристов разве только беззаботных.

Руководитель КГБ накрыл ладонью руку Василия Ивановича, чуть сжал ее.

— Ты под прицел попал, дорогой друг, рассматриваешься комиссией. Актуальное, как видишь, сегодня выражение.

Прокурор, не отрываясь, смотрел генералу в глаза. Затем так же, не переводя взгляда, поднял стакан, пустой наполовину. Тут же его опустил:

— Когда?

— Это не обкомовские дела, тебе знать не положено. 13-ый испекся, он беллетрист теперь, с ба-а-льшими тиражами. А это как раз – тебе ль не знать – несовместимо. Вас двое — ты да Коля Игнатович. Слышал, как Виктор Цой в песне внятно говорит: следи за собой, будь осторожен!?

Щелкая пальцами, он изобразил при этом некое подобие восточного танца.

Новоиспеченный кандидат в Генеральные прокуроры республики, не осознав до конца масштаба подаренной ему информации, вдруг выпалил первое, пришедшее на ум:

— Кому еще, кроме меня и Николая, к пирамиде Хеопса можно больше не примеряться?
Канал: Литература
35 0 1 0

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Наемники
Наемники - Война против Диктатора. Вам придется...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play