12 окт в 12:17 (ON) jubbs (S) : Философия и ее дисциплинарная дифференциация.
Философия и ее дисциплинарная дифференциация

[ Автор: Грехнев В. С.
Журнал: Философия и общество.
Выпуск №2(83)/2017 ]
{многА букаФ, кАму тИжИло чЕтать - прАходи мимА
}

В этой статье дифференциация рассматривается не как плюрализм подходов, школ и направлений философских знаний, а как различение и различия самой структуры философии в ее научных исследованиях и практике преподавания. Такой ракурс изучения философии способствует упорядочению содержания ее знаний в виде особых дисциплин – специализированных форм осмысления и развития всеобщего в отношениях чело-века и мира. Автор показывает, что дисциплинарная дифференциация не может быть без внутренней интеграции ее знаний, но она невозможна и без их общей интеграции, единства философии как целостной системы.
Ключевые слова: дифференциация, факторы дифференциации, философия и дисциплинарная дифференциация, объект и предмет философской дифференциации.
The present paper considers the differentiation not as a pluralism of ap-proaches, schools and directions of philosophical knowledge, but as a distinc-tion and variations of the structure of philosophy in its scientific research and teaching practice. Such perspective of study of philosophy promotes the regulation of content of its knowledge in the form of peculiar disciplines – specialized aspects of judgment and development of a human and the world in their general relations. The author shows that the disciplinary differentiation is impossible without internal integration, unity of philosophy as a complete system.
Keywords: differentiation, differentiation factors, philosophy and disciplinary differentiation, object and subject of philosophical differentiation.
Одним из важнейших показателей развития всякой науки, в том числе, конечно, и философии является ее дифференциация. Дифференциация – это процесс внутреннего различения и появления различий в содержании науки и происходящих отношениях к ним в ней самой. Эти отношения связаны с людьми, работающими в науке, и обусловлены постоянным накоплением отличий в развитии науки и ее содержания. Естественно, чрезмерное накопление, концентрация различий может быть настолько значимой, что способна привести к размежеванию, разделу и появлению новой самостоятельной науки со своим собственным объектом и предметным полем исследований. Однако может иметь место и просто дисциплинарное обособление – специализированная область относительно самостоятельного изучения некоторого вполне определенного объекта действительности в рамках сохранения единства науки и предмета ее развития.
Обращаясь к дифференциации науки и подчеркивая процессуальность приобретения постоянных различий, обособлений, разделений, самостоятельности в изменениях и развитии ее содержания, нельзя исключить из анализа этих процессов интеграцию. Дифференциация науки всегда обусловлена, связана и осуществляется вместе с интеграцией. Именно поэтому, даже представляя в нашем анализе отдельность, раздельность и относительную самостоятельность процессов и состояний научной дифференциации, следует понимать, что все они одновременно выступают и как интеграционные, объединяющие процессы и состояния в рамках рассматриваемых нами форм отдельности, раздельности и относительной самостоятельности в дифференциации.
Таким образом, дифференциация в науке, а тем более в философии – разделение и обособление проблемного анализа знаний – невозможна без интеграции – соединения, сочленения исследований на некоторой общей их основе. Все это, соответственно, означает, что без единства и взаимовлияния разнородных процессов в развитии научных знаний нельзя говорить ни об одной науке, в том числе и о философии. Дифференциация вместе с интеграцией – это естественный ход движения науки, развития процедур ее объяснения и понимания. То же самое имеет место и в философии.
Подчеркивая мысль о том, что следствием развития науки является дифференциация и интеграция в их единстве, крайне важно определить факторы (движущие условия) этих процессов, но прежде всего дифференциации, поскольку именно она сейчас находится в центре нашего исследования. Необходимо учитывать, что процесс развития науки, философии, при всей взаимосвязанности интеграции и дифференциации, может инициировать лишь какой-либо один из этих процессов.
Дифференциация всегда начинается, когда наука обрастает обширным фактическим материалом, разными вопросами, связанными с пониманием и объяснением отличий этого материала, и возникающими на основе этих вопросов ответами. Естественно, все это, собственно, и вызывает дискуссии и требует упорядочивания полученных знаний в открытии особой дисциплины – установления порядка в выстраивании и интерпретациях этого нового материала и проблем его дальнейшего исследования. Может казаться, будто этот объективный фактор – процесс обрастания науки новым эмпирическим материалом, новыми вопросами и идеями – сам по себе способствует дифференциации. Однако в философии, науке самой по себе, без участия субъектов их развития, ничего не происходит. Эмпирия – факты, которые, по выражению И. П. Павлова, представляют собой «воздух ученого», а в философии таким воздухом являются самые разные идеи (старые и новые), которые высказываются философами. Философы не должны их забывать, и если даже они только ими оперируют – интерпретируют, обосновывают эти идеи для действительности развития нашей современной жизни и науки, они реализуют объективный процесс развития науки через продвижение ее дифференциации.
Именно поэтому другим важнейшим фактором дифференциации (движущим условием) научного знания и его упорядочивания в определенную целостность (научное направление исследований, дисциплину) являются сами люди – работники науки, ученые, их интересы, любопытство, целеустремленность, кипучая энергия. Ведь именно они инициируют эти связанные с дифференциацией знаний обсуждения, продвигают их исследование на конгрессах, конференциях и в печати.
Существенным фактором дифференциации выступает, конечно, и социальный заказ, который, выраженный открыто теми или иными общественными силами, несомненно, помогает организации, открытию подобающих структур в учебных и научных учреждениях (кафедр, секторов, журнальных рубрик и т. п.). Все это значительно способствует активизации сил для развития той или иной новой научной дисциплины.
И, наконец, нельзя снять в объяснении процессов дифференциации в науке и вопросы ее преподавания, вообще подготовки кадров, открытия тех или иных специализаций в обучении или приобретения необходимых обществу квалификаций.
Процессы дифференциации и интеграции происходят в науке и в философии тоже на протяжении всей истории их существования и развития.
Дифференциации в философии довольно сложно понять без учета истории развития ее знаний. В этой связи необходимо, хотя бы и в предельно общем виде, рассмотреть, как процессы дифференциации начинались в философии и в каких формах они осуществлялись.
Философия существует, наверное, уже примерно около 3 тысяч наших земных лет, и ее предмет с самого начала возникновения – это всеобщее (или наиболее общее) знание отношений человека и мира. Конечно, в каждую историческую эпоху были свои представления о мире и человеке тоже, но вот именно эти предельные рамочные основания их отношений остаются и определяют предмет философии и поныне. В Античности сначала мудрецы, потом любомудры включали в содержание философии все и обо всем имеющиеся знания. С классического периода Античности наблюдалась некоторая специализация и становилось заметным выделение отдельных наиболее развитых областей знания, как то: медицины, истории, математики (геометрии). В этом случае имеет место дифференциация знаний, но нельзя говорить о быстром выделении этих областей знания из философии. Вообще процессы отпочкования – выход отдельных направлений античной науки в «собственный полет» – заняли много времени. Все эти области знания не исключались из всеобщего знания – мудрости, любомудрия, а поэтому и философия тогда была интегрированной областью разнородных знаний и изучения космоса – целостности и единства гармонии мира и человека.
Процессы отпочкования, выхода из философии – становление самостоятельности развития той или иной науки, как, например, физики с ее весьма активно разрабатываемыми частными разделами знания: механики, оптики, – растянулись на многие века. Так, И. Ньютон, как и Г. Галилей, используя экспериментальные методы и математику в обработке результатов собственных исследований механики, называет свою работу «Математические начала натуральной философии» [см.: Ньютон 1989]. Это значит, что он не мог тогда, в XVII в., выйти за рамки определенных традиций, которые требовали, чтобы исследования при их публикации хотя бы по названию были непременно отнесены к философским знаниям. Хотя, в общем-то, известно, как в действительности относился И. Ньютон к метафизике, призывая своих коллег ее остерегаться. Известны его слова, сказанные своим собратьям в отношении всякой умозрительности: «O, physics, preserve metaphysics!». Bедь пренебрежительное отношение к общим вопросам (философия занимается общими вопросами) нередко не способствует возможности ответить на частные вопросы, ибо в их решении неизбежно сталкиваешься с решением общих. Именно это произошло, как говорят, и с Ньютоном. В своей работе по гравитации он проигнорировал общие (дедуктивные) положения картезианской философии и не стал выдвигать никакие гипотезы (он всегда стремился к точному, экспериментально подтвержденному и математически обоснованному знанию), а поэтому не стал объяснять причины тяготения и определять его носителей. Наверное, Ньютон мог это сделать, как это сделал много лет спустя основоположник теории относительности, который, кстати, никогда не гнушался решением общих вопросов. Справедливости ради следует тем не менее все же сказать, что именно благодаря И. Ньютону механика как область научного знания сделала значительный рывок в своем развитии и оказала огром-ное влияние на разные сферы знания, в том числе и на философию. Во всяком случае, методология механицизма довлела в философских исследованиях в течение длительного времени. Широко известны механистические обоснования (механический редукционизм) в исследованиях не только природных, но и общественных процессов развития. Так, например, П. А. Сорокин уже в ХХ в. с помощью предложенной им теории социальной механики пытался объяснять и решать многие проблемы общественной жизни людей.
Первым философом, который сделал свой шаг в дифференциации философии и открыто обосновал это на ее собственной основе развития, был, конечно, Сократ. Интересно, что Сократ, никак не отказываясь и не исключая значимости натурфилософии, провозгласил основным вопросом своей философии «Что есть человек?». Собственно, такая дифференциация ведь не снимала интеграции природы (мира) и человека. Все это позволило позднее и ученикам Аристотеля после его смерти при разборе рукописей провести, пусть пока и номинально, выделение трактатов по философии (метафизике) из тех, которые ими не являлись, а были просто трактатами о физической природе явлений действительности. Этим, по существу, и был инициирован впоследствии процесс отпочкования от философии тех областей знания, которые имели или приобрели собственный предмет изучения. Ученые, которые исследовали этот предмет, уже стремились уйти от постановки и решения философских вопросов, как, например, что есть все, как это связано со всем и т. д. В этом случае здесь нет интеграции с философией, а следовательно, это можно считать и дифференциацией – отделением от философии. Иначе
Навигация (1/3): далее >
Канал: Философия
Метки: цumamы, tehno
38 2 1 0

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Флибустьеры
Грабь корабли! Побеждай монстров! Создавай уника...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play