5 окт в 23:53 (OFF) dimayarikov : Мошенник Шабутдинов
У молодежи новый тренд: «В 35 на пенсию!» Схема проста: в двадцать открыть свое дело, за несколько лет сколотить состояние в пару десятков миллионов, удачно вложиться в недвижимость и уехать жить припеваючи в теплые края. Именно по этому лекалу «для юных мечтателей» и был скроен медийный образ «самого молодого предпринимателя России» Аяза Шабутдинова. Двадцатилетний «миллиардер» развил бурную деятельность по созданию и продаже бизнеса, собрал 678 тысяч подписчиков во «ВКонтакте» и активно теснит на инфополяне «старичков» из «Бизнес-молодости»!

Кому нужны долгие пять лет в университете, чтобы потом четверть века карабкаться по карьерной лестнице к более-менее приличной должности, а к пятидесяти выплатить ипотеку? Нет уж, действовать быстро и четко! Зарабатывать здесь и сейчас! Быть как Аяз.

Глядя на него, так и хочется воскликнуть: «Всем ребятам пример!» В 24 года создал целую бизнес-империю, заработал 200 миллионов на продаже своей компании и теперь охотно делится наработками с поколением молодых и дерзких. Но вы же понимаете, что неспроста наш материал об Аязе оказался не в рубрике «История успеха» рядом с Джеком Ма и Джеффом Безосом, а в рубрике «Расследование» рядом с мошенниками и недобросовестными инфобизнесменами?

Кто такой Аяз Шабутдинов?

Аяз Шабутдинов — «золотой мальчик» российского бизнеса. Знаменит в определенных кругах благодаря франшизе «Лайк» и бесконечным гастролям по Поволжью, где он активно проводил тренинги в духе «Успех — это я!». На бесплатных и условно платных мероприятиях бойко продаются франшизы — готовые бизнес-идеи типа точки «Кофе с собой», хостелов на арендной квартире, барбершопов и прочих форматов квазибизнеса.

Главных причин, почему мы усомнились в заработках и правдивости Аяза Шабутдинова, две:

1. Никаких реальных доказательств того, что Аяз Шабутдинов представляет собой что-то иное, кроме как медийный проект для легковерных мечтателей, нет по сей день. Статью о личности и достижениях Аяза неоднократно изымали из «Википедии», помечая как бездоказательный спам. Ни в каких серьезных источниках и медиа он не фигурировал, в объективных рейтингах бизнесменов не встречался, реальной значимости не демонстрировал. Вся деятельность Аяза распространяется только на регион, где имеют влияние его многочисленные состоятельные родственники (об этом чуть позже).

2. Аяз регулярно попадается на обмане, несколько раз его публично разоблачали, и никаких аргументов в свою пользу он так и не смог привести. Некоторые эксперты периодически призывают легковерных потребителей инфопродукции Аяза обратить внимание хотя бы на его типичные «жесты лжеца» — они всегда появляются на видео в момент, когда Аяз путается в цифрах или фактах. Впрочем, Аяз не только врет, но и сильно недоговаривает и о своем жизненном пути, и о своем образовании, и много еще о чем.

Но не будем увлекаться физиогномикой и трактовкой жестов, обратимся к цифрам.

Аяз на своих тренингах продал тысячи франшиз на мини-точки «Кофе с собой» под брендом CoffeeLike, рассказав своим слушателям, какой это высокодоходный бизнес. По словам Аяза, его компания занимает 40% российского рынка готового кофе. Впечатленные доверчивые новички кинулись раскупать бизнес-план по открытию кофейных киосков.

А затем внезапно Шабутдинов избавился от своей доли в этой высокомаржинальной империи. Уверял, что получил за компанию хорошие деньги, 200 миллионов, но, когда рассказывал об этой сделке века со сцены, почему-то рыдал в голос.

А в новостях из мира маркетинга фигурирует другая сумма — 150 миллионов. И куда же подевались по дороге еще 50? В отчете за 2017 год, обратите внимание, есть только чистая прибыль в 20 миллионов и займы в те же 20 миллионов. Всё.

В любом случае уж не продешевил ли Аяз, продавая такой высокодоходный бизнес всего за 150 (или все-таки 200?) миллионов?

Впрочем, ученики Аяза не приучены верить официальным данным и цифрам из налоговой инспекции — им достаточно слов гуру, за ними они и приходят на тренинги.

Через некоторое время они и сами начинают действовать по той же схеме, и Аяз для этого предоставляет все условия.

Например, каждый месяц в его блоге разыгрывается «переходящее красное знамя» — сильно подержаный, многими обкатанный, но все-таки «Феррари».

Вручается ровно на месяц «лучшему партнеру», то есть франчайзи, который… заявит о том, что у него в этом месяце самый высокий доход.

Заявит в самом прямом смысле этого слова — не требуется ни документов, ни доказательств, ни реальных цифр. Нужно просто громко объявить со сцены о баснословной выручке — и на месяц стать обладателем алой тачки, с которой можно делать селфи, сториз и «почувствовать себя в другом мире».

«И я вижу как люди смотрят на нее, ее фотографируют, машут рукой, на парковке какая-то девушка прикрепила к дворникам свой номер телефона. Это некая возможность прикоснуться пусть ненадолго к другому миру, после которого ты не будешь прежним. В этом заключалась моя идея» (орфография и пунктуация авторские, цитата из блога Аяза Шабутдинова).

Те, кто декларировал честный доход, очень быстро поняли, что с такими цифрами прокатное «красное знамя» им не светит, и научились громко прилюдно врать — а кто проверит? Представители налоговой инспекции блог Аяза не читают и на его тренинги не ходят.

Рассказы о доходах учеников Аяза напоминают старый анекдот про Василия Ивановича и Петьку, которые поехали за границу, разошлись в разные стороны, а через три месяца встретились — Василий Иванович исхудавший и оборванный, а Петька нарядный и в золоте. И Петька рассказывает, как разбогател: «Захожу в клуб, а там в карты в очко играют. Вначале-то карта не шла. А потом один говорит: "У меня очко!" А я ему: "Ну-ка покажи!" А он: "Джентльменам верят на слово!" И тут у меня карта как поперла...»

Вот и господин Шабутдинов давно убедился, что джентльменам верят на слово. Если правильно жонглировать многочисленными квазибизнесами, которые друг с другом торгуют, объединяются, провозглашаются империей, то объявить о своей миллиардной прибыли — дело техники. Чтобы нарисовать восхищенным зрителям космические цифры, достаточно просуммировать абсолютно все мифические данные по выручке компаний, хоть в какой-то мере связанных с медиапроектом «Лайк Центр».

Заработала какая-то отдельно взятая кофе-точка миллион рублей? Это наш миллион! 100 точек? 100 миллионов! Одна фирма продала другой стаканчики или бумажные салфетки — и это наши деньги, посчитанные дважды: когда продано и когда куплено. Все наше. Суммируем совокупный доход, забываем вычесть издержки — и получается даже больше миллиарда. Но это и не доход, и тем паче не прибыль. Эти утверждения и подсчеты — как если бы наемный преподаватель бизнес-школы вдруг объявил, что совокупный доход всех его слушателей на программе МВА и есть его зарплата.

Ничуть не смущаясь, Аяз присваивает чужие миллиарды своему холдингу на основании того, что это обороты его учеников и они друг с другом торгуют. А то, что одни и те же деньги бродят по кругу последователей и к Аязу никакого отношения не имеют, — да кому это интересно? Зато выглядит красиво!

Только вот сыплется этот карточный домик иллюзий ровно тогда, когда покупается очередная «лайковая франшиза».

Александр Кузьмин, генеральный директор холдинга Rusholts (специализируется на ведении нетопливных бизнесов сетей АЗС), внимательно изучил то, что продает команда Аяза.

Причина его интереса очевидна: у сегодняшних 40- и 50-летних топ-менеджеров выросли дети, и они хотят не просто хорошую работу, а свое дело, и побыстрее. Недорогая и, казалось бы, успешная франшиза выглядит соблазнительно. Убедительные цифры, огромное сообщество во «ВКонтакте», фотографии Аяза со спортивными машинами и панорамными окнами офиса в «Москва-Сити». Богатым родителям деятельных юнцов идея Шабутдинова кажется вполне стоящей для приобретения и реализации. Франшиза в их понимании — это гарантия того, что бизнес не убыточный, ничего с нуля делать не надо, бренд поддерживает своих франчайзи. Но нет, не так все просто, как обещает реклама:

Александр Кузьмин: «Наш внутренний фильтр изначально настроен на борьбу с заманчивыми предложениями из разряда "Заплати мне и стань богатым", благо сказывается опыт ведения бизнеса в 1990-е годы. Обучающее влияние "МММ", “Хопра” и “Селенга” просто так из головы не выкинешь. Стало любопытно, что же предлагают во “ВКонтакте”. Увы, чем больше я изучал вопрос, тем большее неприятие вызывала у меня сама идея бизнеса по такой франшизе».

Александр Кузьмин — человек, знающий кофейный бизнес изнутри. И ему было непонятно, каким образом сомнительный социальный капитал в виде многотысячного сообщества в социальной сети гарантирует успешность будущей точки. В особенности учитывая то, что упомянутое сообщество пропагандирует сразу несколько видов бизнеса — на все случаи жизни.

Александр Кузьмин: «Зачетная попытка скрестить инфобизнес и бизнес на франшизах, но выигрывают в этом случае явно не франчайзи».

В основе доводов Аяза — высочайшая маржинальность кофе. Якобы себестоимость стакана — примерно 30 рублей, а рыночная цена — 100. И в цене продукт не падает, несмотря ни на какие кризисы и санкции. В реальности же себестоимость — это не ложка кофейного зерна + стаканчик. Это аренда помещения, зарплата продавца, налоги, электричество, обслуживание аппарата, покупка брендированных расходных материалов и многое другое (включая неприятный, но неизбежный момент с воровством продавцов).

В бизнес-плане Аяза говорится, что можно взять для работы старый ноутбук и подержаную кофемашину — и получать огромную прибыль. Именно так и сделали многие франчайзи — и с первых же рабочих дней навсегда испортили себе репутацию! Потому что подержаный аппарат готовит непередаваемую бурду, которую быстро запоминают и перестают покупать. Точек «Кофе с собой» в стране достаточно, чтобы было к кому обратиться. Конкуренты не спят.

Ну а дорогой аппарат — это, соответственно, дорогое обслуживание, которое с одной крохотной точки не окупится и в провинциальных городах себя не оправдает. 100 рублей за ежедневный стакан кофе — это 3000 в месяц. При среднестатистической региональной зарплате в 20–30 тысяч рублей получается безбожно дорого. А в Москве и Питере люди, готовые заплатить за свой кофе и побольше, пойдут в старый добрый «Старбакс», в котором ясные стандарты качества и предсказуемый вкус напитка.

Если очень хочется открыть именно кофейный бизнес, зачем для этого покупать сомнительную франшизу, привязывать себя к определенным поставщикам и платить за непонятный «маркетинг»? Покупать франшизу можно и нужно у хорошей торговой марки, которая жестко контролирует качество поставок и моментально забирает лицензию у тех, кто может дискредитировать бренд. Впрочем, об этом на «Навике» есть отдельная статья о правильном выборе франшизы:

https://navika.pro/upravlenie-biznesom/posts/kak-pravilno-vybrat-franshizu-i-otkryt-svoj-biznes.

Аяз Шабутдинов никак не контролирует свои точки и их продукцию. Купил франшизу — и хоть «кофе Пеле» разливай. Что, собственно, и происходит с завидной регулярностью: не оправдавшие надежд на прибыль владельцы точек быстро переходят на второсортное сырье. И «Кофе Лайк» у многих уже прочно начинает ассоциироваться с плохим качеством продукции. Это отпугивает целевую аудиторию, столкнувшуюся с другим франчайзи. Поэтому, если вы всерьез намерены стать кофейным бароном, лучше выбирайте нейтральное название, а не запятнавший себя «Лайк».

Микроточка формата «киоск» — это кофемашина, оптовая закупка дюжины базовых ингредиентов, расходников и картонной посуды. Организовать такой бизнес можно самостоятельно, без покупки сомнительных бизнес-планов от сомнительных гуру. Зачем платить более 100 тысяч рублей очередному мотивационному тренеру, если достаточно совершенно бесплатно
Навигация (1/2): далее >
Канал: Свой бизнес
24 0 0 0
← Пред. След. →

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Удивительный колхоз
Удивительный колхоз - это новая многопользовател
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play