5 авг в 13:39 (OFF) NaSTOyaSHaYa (G) : Клуб анонимных существ. Чужая шкура

Шавка, окружённая существами, дрожала. Куда только подевалась спесь и наглость члена банды оборотней при первом же столкновении с настоящей силой. Это тебе не бабушек грабить. Прихвостню Ржавого прищемили хвост, и смотрите – он его поджал. Нормальная половина лица Алёны выражала гнев, смешанный со слезами. Она переместила своё полупрозрачное тело вплотную к нашему «гостю» и медленно, очень медленно, сантиметр за сантиметром погружала свою руку в его грудную клетку. Я затаила дыхание, чувствуя, как Ли замерла во мне, с садистским удовольствием наблюдая за происходящим. Оборотень вытаращил глаза от ужаса, но не смог издать ни звука. Я почти видела, как рука фантома сжимается вокруг волчьего сердца…

Примерно сорока часами ранее
Утро добрым не бывает.

Очень странно ощущать в своей квартире других людей; я некоторое время тихо лежала, прислушиваясь к шорохам. Вервольф почти неслышно перемещался по комнате, движение воздуха было ощутимей, чем присутствие, но его выдавали проминающиеся под немалым весом половицы. Я слушала и не хотела возвращаться в обычный мир. Не-хо-чу. Лучше в пустыне.

– Как бы мне сократить твоё имя? Пока выговоришь – забудешь, что хотела сказать, – мысленно обращаюсь к соседке по телу.

«В моём имени ровно столько же букв, сколько и в твоём, – фыркнула Иллирия. – Можешь называть меня Лира или Ли».

– Прекрасно, Ли, как жить дальше?

«Спроси чего попроще, дорогуша».

Делать нечего, поприветствуем реальность.

– Ты проснулась, – увидев мой полусонный взгляд, волк не скрывал радости и почти мурлыкал. – Я себе места не находил.

Макс скрылся на кухне и загремел посудой, вскоре запахло тостами и свежим кофе. Кажется, я знаю, где его любимое место в доме. Проблема в том, что мне не хотелось наблюдать его у себя в квартире. Как раз наоборот – с удовольствием дала бы ему пинка по мускулистой заднице. Проспала несколько дней, ну и что, душевной лёгкости не прибавилось. При виде волка по коже снова прокатился жар от молитв по изгнанию джинна. Я вздрогнула.

«Это пройдёт. Ты жива-здорова, открыта новому. Он не хотел навредить, он просто не может этого сделать, скорее лапу себе отгрызёт. Просто хотел тебя освободить».

Защитница нашлась, конечно, Макс – ходячий источник энергии для неё, батарейка на лапах. Ладно, пойдём подзарядимся. Я привела себя в порядок, нарисовала свежее лицо на заспанном и села завтракать. Сегодня суббота, никуда не надо, и я понятия не имею, как избавиться от гостя. Непривычно, неуютно, я не знаю, что с ним делать вот так, когда он рядом сидит, ставит передо мной завтрак, исподтишка смотрит в глаза, иногда двигает ушами в ответ на звук. Гораздо проще мечтать о недостижимом, тайно вздыхать и воображать возможное развитие событий. А вот он перед глазами, накрепко привязан к лампе и к тебе, что будешь делать? По сути, едва знакомые люди.

«Трусиха. Помни про энергию».

– Я не стану его вампирить исподтишка, скажу ему, что тебе нужно, может быть, сам даст.

– Я поговорила с Иллирией. Так зовут джиннию.

– Знаю, пока ты спала, она представилась.

«Ха! Видела бы ты его лицо, когда твоё спящее тело разговаривало!»

– Хорошо, – отмахнулась я. – Так вот: чтобы она смогла покинуть моё тело, ей нужна энергия разных источников. Всё, что попросит, лучше дать.

«Поцелуй бы не помешал», – мечтательно протянула Ли.

Да что с ней делать!

Макс как-то внезапно отодвинулся на метр и весь подобрался. Футболка на груди натянулась от напрягшихся мышц, шея стала толще, скулы обозначились чётче. Он задышал сквозь зубы. Я положила вилку, не понимая, что происходит, пока не увидела тонюсенькие нити золотого света от меня к нему. Кто здесь раб, а кто хозяин?

– Наташа. – Голос Макса звучал ниже, чем обычно. – Твои глаза.

Я протянула руку, взяла с подоконника зеркало. Вот в чём дело. Иллирия выдаёт себя: на меня смотрели фиолетовые глаза с синей радужкой.

– Ли, давай так не будем.

«Свежая эмоция, неплохой эффект, ещё секундочку дай».

Джинн получит желаемое любыми способами. Мне стало жаль Макса. Да и всех остальных тоже: кто знает, что она выкинет в следующий раз. Может быть, у кого-то инфаркт приключится от её сюрпризов.

Рейнджер расслабился, я посмотрела – глаза снова мои.

– Я записал тебе свой номер. Сейчас уеду по делам, если что – звони.

«Пусть ключи от квартиры даст, чую – там можно много силы найти».

– Ключи от своей квартиры дай. – Я не просила – требовала. – Хочу знать, кто привязан ко мне.

Макс молча ушёл и вернулся со связкой, назвал адрес. Залпом допил остывший кофе, вынул из бумажника банковскую карту:

– Займи чем-нибудь джинна. Там денег... м-м-м... много, можешь добывать энергию как хочешь, только не демонстрируйте свои способности людям. Трудно будет стирать всем воспоминания.

Он отвернулся к окну, задумчиво посмотрел на качающиеся верхушки деревьев в сквере через дорогу, пропустил волосы сквозь пальцы. Я засмотрелась на выступающее клеймо. Откуда у него шрам? Я ничего не знаю.

– Я теперь не могу находиться далеко от тебя – меня посадили на цепь. Если тебе это небезразлично, то реши сегодня, на чьей территории мы будем жить. Очень не хочется сторожить за дверью.

И ушёл, не взглянув. Я видела, как тяжело ему давалось каждое слово. Гордый могучий зверь вынужден просить о чём-то.

Входная дверь хлопнула.

– Я решу! – ответила в пустоту, но, уверена, – он услышал.

***

Мы воспользовались возможностью узнать Макса лучше.

Квартира в дорогом районе, консьерж на вахте, огромный холл с фикусами и статуями, даже фонтанчик в углу.

– Вы к кому? – строго спросил консьерж. Иллирия махнула моей рукой, и взгляд человека стал пустым.

«Давай, шевели ногами, не хочу силы тратить на него».

Я поспешила. Нашли квартиру, открыли – и вот стоим, прислонившись к двери с обратной стороны, а сердце у меня колотится, как будто в банк проникли.

«Успокойся, уже всё».

Ну да, конечно.

Просторная квартира, минимум убранства – скандинавский стиль. Классическое сочетание светлых стен с тёмной мебелью. Я прикоснулась к гардеробу в прихожей – дерево, не какие-то прессованные опилки. Дорого и на заказ. Идеально чисто, никаких разбросанных вещей, не то что у меня – порой носки на подоконнике лежат. Большая плазма на стене в комнате, домашний кинотеатр. Кухня отличалась от всего остального: радостного медового цвета с яркими акцентами, в холодильнике много мяса и овощей. В ванной аскетизм как в комнате – лаконично, только необходимое. Никаких ароматов в пузырьках, видимо, нюху мешают.

«Я чувствую энергию, близко».

Вторая комната заперта, ключа нет. Сказка про «Синюю бороду»?

– Как мы попадём внутрь?

«Очень просто – положи руки на замок».

Я прижала ладонь к замочной скважине. Жар на кончиках пальцев, лёгкое свечение и щелчок.

Темно, окно наглухо зашторено, помещение пахнет чем-то знакомым, но не могу понять. Аромат, как в мастерской. Нащупала выключатель.

То, что мы увидели, заставило меня замереть.

«Святые небеса, сколько энергии», – прошептала Иллирия с придыханием.

Мои портреты. Большие и маленькие, висят, стоят, лежат. Разные выражения лица, но как точно передано, видишь снимки в чёрно-белом цвете – настолько живые.

Я шла по периметру комнаты, касаясь пальцами каждого, вглядываясь в свои черты на бумаге, чувствуя, как мощная энергия проникает сквозь кожу и дальше, в каждую клетку, нерв, кость, сухожилие. Она наполняла меня жизнью. Мы пили, высасывали эту силу, как пенку молочного коктейля через трубочку.

Глядя на портреты, я увидела его любовь ко мне: действительно чувство, не выдумка воображения. Лёд отчуждения, образовавшийся после попытки изгнания джинна, затрещал. До меня наконец-то дошло, что это не шутки – я заполучила мужчину мечты, не совершая ровным счётом ничего, даже не выделяясь из толпы. Мне захотелось раскрыться, показать себя… Но я не знаю как. Иллирия права – я улитка: прячусь, ползу, не подпускаю. Ничего никому не отдаю, и мне на блюдечке принесли такой дар. Самое меньшее, что я могу сделать, – поговорить с Максом, узнать его жизнь, его прошлое, если он позволит. И не дать Иллирии над ним издеваться.

«А, любовная любовь подъехала. Волк наш на двоих пока, не обижу я его. Пройдись ещё раз по кругу, мы не всё собрали, здесь просто Клондайк. Возьми один портрет с собой».

Не хочу на неё огрызаться. Проживи я столько лет, тоже бы стала едкая и насмешливая, наверное. Иду по кругу, в глазах мир расплывается, в горле комок. За что мне такое счастье? Как с ним обращаться, чтобы не убить, – я не умею.

Через некоторое время мы заперли дверь так же, как и вошли. Аккуратно скрутила и убрала в сумку один маленький портрет. Прохлада, полумрак, кровать с кожаным изголовьем, я присела на краешек – не знаю, что дальше. Рыться в чужих вещах я себе разрешить не могла и джинну тоже не позволю.

– Давай я озабочу тебя другой мыслью – Алёна. Меня интересует девица-фантом.

– А что с ней?

– Я не смогла ей навредить, мой огонь прошёл сквозь её призрачную плоть.

– Вероятно, это от того, что она неживая?

– Странно. Я, конечно, не ифрит, иначе ей настал бы конец, во плоти она или нет, но обжечь я могу.

– Стойку Виктору ты тоже не сожгла.

– Я и не собиралась, просто внимание привлекала. А вот фантом – пришлось порыться в памяти, но ничего внятного так и не вспомнилось.

– Оставь её в покое, девочке и так в жизни не повезло.

– Она влюблена в Макса, а он – наш!

– С чего ты взяла?

– Ты совсем слепая? Это видно с первого взгляда! Вечно ошивается рядом. Точно тебе говорю – положила на него глаз, – Ли рассмеялась. – Положила глаз. Он у неё всего один.

– Ты злыдня!

Мы покинули дом Макса, снова махнув рукой на бедного консьержа. Надеюсь, магия не повредит человеку мозг.

***

Иллирия попросила отыскать что-то древнее.

– Сходим в музей, – предложила я очевидное.

– Предметы на выставках давно потеряли свою силу, годами под взглядами тысяч и тысяч людей. Что-то живое можно откопать в запасниках. Ты готова сегодня пойти на дело? – хихикнула джинния.

– Пожалуй, нет.

– Тогда отыщи антикварный магазин. Посмотрим, что попадётся.

Продавец встретил равнодушно – богатую клиентку я не напоминаю ни с первого взгляда, ни с десятого.

Мы ходили у витрин, я отрешённо смотрела на видавшие виды вещи: украшения, картины, часы, утварь. Старина меня не привлекала. Ли что-то бурчала на арабском, я не могла разобрать.

«Стой. Попроси медальон с камеей показать».

Скептично дёрнув уголком рта, продавец всё же достал украшение. Я взяла в руки прохладную увесистую вещицу, чувствуя уже знакомую энергию.

«Бери его и вот тот браслет с аметистами», – скомандовала Иллирия.

Я озвучила желание и достала кредитку. Удивительно, как людей меняет понимание того, что деньги близко. Я не разбираюсь: золотая, платиновая, крутая или нет – для меня это кусок пластика с виртуальными деньгами, а вот продавец, видимо, в курсе. Остро напомнило фильм «Красотка». Смешно. Я держала в руках чужие деньги и собиралась их потратить. Цена была немаленькая, а я не знаю, сколько можно списать. Пароль Макс не сказал, вряд ли он забыл, значит, его нет.

Оплата прошла успешно, продавец сиял, я выдохнула. Браслет перекочевал на запястье, медальон – на шею.

«Кто-то очень любил человека, чьё фото в нём было, – такая сладкая аура. А в браслете сильный камень».

Мне казалось, что медальон слишком тяжёлый и громоздкий, и вообще мне не к лицу. Но на вкус и цвет все фломастеры разные, особенно учитывая, что не для красоты он нам нужен.

***

Макс не пришёл ни вечером, ни наутро.

Сообщения оставались без ответа, я не знала, что и думать, тогда Иллирия предложила отправиться к нему самим.

– Как?

– У нас же связь, она работает в обе стороны. Место его пребывания можно определить с точностью до пятидесяти метров. Единственное, что я знаю точно, – он жив, иначе никакого симбиоза уже не существовало бы.

Долго ли умеючи? Едва я оделась для вечернего променада, как оказалась в парке под кустом. Стоит отдать должное городским службам
Навигация (1/2): далее >
Канал: Фэнтези
89 0 13 0

Комментарии (1)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Лорды
Захватывай земли и расширяй свои владения! Исслед...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play