8 авг в 14:43 Взгляд в историю : Зверь-убийца, или живодер из Жеводана




Первого июня 1764 года крестьяне французской провинции Жеводан были встревожены известием о нападении зверя на человека. Пожилая крестьянка, пасшая коров у леса, увидела выскочившего из кустов зверя, напоминавшего крупного волка. Животное с явно агрессивными намерениями двинулось прямо на женщину, и дело закончилось бы плохо, если бы на помощь пастушке не пришло её стадо. Быки, опустив рога, двинулись на волка, и тому пришлось ретироваться. Крестьянка рассказывала, что волк выглядел как-то необычно: у него была слишком крупная голова, рыжеватая шкура с пятнами и «какой-то не такой» хвост. Так как смертоубийства не случилось, о мелком происшествии быстро забыли.
Не прошло и месяца как в той же местности нашли тело четырнадцатилетней девочки. Следы зубов на лице и груди не оставляли сомнений в том, что виновник смерти — крупный волк. После этого случаи нападения зверя на людей стали учащаться.

Постепенно крестьянам и местным охотникам стал ясен образ действия зверя-убийцы. Волк явно отличался интеллектом. Он почти не нападал на мужчин, особенно если у них при себе имелись вилы или другие сельскохозяйственные инструменты. Когда жертва пасла стадо, зверь не обращал никакого внимания на коз или овец, его интересовала именно человечина. Атаковал он тоже не так, как охотятся обычные волки: он не старался перегрызть жертве горло или оторвать ей руку. Жеводанское чудовище, как быстро окрестили зверя-убийцу журналисты местных и парижских газет, сразу пыталось вцепиться человеку в лицо. Те, кому посчастливилось уцелеть, рассказывали, что зверь иногда подымался на задние лапы, и бил человека в грудь передними. Свидетели также подробно описали внешний вид чудовища. По их словам, ростом он был с лошадь, на рыжей шерсти имелись черные пятна, вдоль холки тянулась темная полоса. Хвост совсем не походил на волчий — на его конце имелась кисточка, которой хищник обмахивался.




По всему югу Франции поползли страшные слухи. Волки очень редко нападали на людей, а если и делали это, то только стаей. Волк-одиночка, любитель человечины — не иначе, оборотень или исчадье ада. Поговаривали, что кто-то видел человека, поджидавшего зверя в кустах. Не иначе это был колдун, натравливавший свое страшное оружие на добрых христиан…

К концу осени 1764 года количество жертв зверя достигло 27-ми человек. Чтобы унять панику, царившую в регионе, губернатор региона Лангедок направил в Жеводан драгунский отряд. 56 кавалеристов при поддержке местных охотников и крестьян несколько недель прочесывали леса и, хотя и убили около сотни волков, «того самого» зверя найти не смогли. Неожиданно охотничья удача улыбнулась двум крестьянам, которые возвращались с облавы. Прямо на них из подлеска выскочил огромный рыжий волк. Мужики не растерялись и пальнули в хищника с расстояния не более восьми метров. Обе пули попали в цель, но зверь поднялся и убежал в лес, оставляя кровавый след. Крестьяне бросились вдогонку, но остановились, обнаружив недалеко от опушки растерзанный свежий труп юноши.

После этого случая нападения на людей прекратились, и жеводанцы решили, что раненое чудовище издохло где-то в чаще. Однако наступила зима, и список жертв стал быстро расти. Всю Францию потрясло драматическое известие о битве детей со страшным волком. 12 января 13-летний Жак Портфе во главе ватаги из семи девчонок и мальчишек повстречали огромного волка. Ребятня не растерялась и начала кидать в хищника камнями и комьями мерзлой земли. Зверь явно не ожидал столь решительного отпора и убежал в лес, где через несколько часов убил мальчика из соседней деревни. О подвиге Жака Портфе написали парижские газеты, и сам Людовик XV распорядился наградить юного героя солидной суммой в 300 ливров.




Идёт охота на волков.

К концу года количество нападений зверя приблизилось к полутора сотням, 55 человек были чудовищем растерзаны. Чтобы успокоить панику в южно-французских провинциях, Людовик XV распорядился отправить в Жеводан своих лучших охотников. В конце зимы 1765 года в места злодеяний приехали отец и сын д’Энневали, на счету которых числились более тысячи отстрелянных волков. Знаменитые звероловы полгода искали след чудовища, а 9 августа устроили грандиозную облаву, с участием роты солдат и шести сотен окрестных крестьян. Эта толпа распугала зверье на километры вокруг, а зверь, словно издеваясь, через день напал на молодую девушку. К счастью, ей удалось отбиться.

Именитые охотники уехали несолоно хлебавши. На смену им Людовик откомандировал в Жеводан новую знаменитость — лейтенанта королевской охоты Франсуа-Антуана де Ботерна, обладателя пышного придворного титула «носитель личной аркебузы монарха». Де Ботерн, прибывший с собственной сворой волкодавов, начал систематическое прочесывание окрестных лесов, по результатам которого объявил об убийстве нескольких сотен обычных волков. Большую облаву лейтенант назначил на 20 сентября. Крестьяне уже не верили в действенность таких массовых мероприятий, поэтому на призыв де Ботерна отозвались всего 40 добровольцев.

Собаки наткнулись на необычайно крупного волка, которого де Ботерн тут же поразил пулей в плечо. Зверь упал лишь на секунду, а потом снова вскочил на ноги. Другой охотник выстрелил и попал волку в глаз, но тот снова поднялся и бросился на лейтенанта. Раздался залп, и гигантский хищник упал в третий раз. Теперь уже навсегда.


Охотники не сомневались, что у их ног лежало Жеводанское чудовище — уж слишком крупным был волк. Его тут же измерили. Зверь имел 80 сантиметров в высоту, а от носа до кончика хвоста — 170 сантиметров. Во вспоротом брюхе нашли лоскуты красной материи — явное доказательство людоедства убитой твари. Пока все праздновали победу, произошло незначительное событие, на которое никто не обратил внимания. В рядах добровольцев были 57-летний охотник Жан Шастель и его сыновья Пьер и Адриан. Сразу после убийства волка братья по какой-то причине подрались друг с другом. Де Ботерн распорядился арестовать нарушителей дисциплины, и братьев Шастель вместе с отцом отправили в кутузку, где они провели два месяца.

Естественно, эта мелочь не могла омрачить радости победы. Из трупа волка сделали чучело, которое лейтенант отвез в Версаль и представил королю как доказательство собственного охотничьего триумфа. Огромное чучело назвали «Волком из Шазэ», по названию деревушки, около которой застрелили зверя. Восхищенный Людовик щедро наградил своего лейтенанта. Нападения на людей в Жеводане прекратились.

Через два месяца, Жеводанское чудовище вновь начало собственную кровавую охоту. Второго декабря оно напало на двух детей, а через неделю — тяжело ранило двух женщин. Паника вспыхнула с новой силой. Выжившие свидетели описывали ту же рыжую шкуру с пятнами и длинный хвост. Никто не обратил внимания, что новая серия нападений началась всего через несколько дней после того, как у семьи Шастелей закончилась отсидка.

Атаки чудовища происходили раз в неделю-две. За зиму, весну и лето 1766 года от его зубов пострадал 41 человек. Теперь на помощь из Парижа жеводанцам рассчитывать было уже нельзя: король, любуясь на чучело волка из Шазэ, считал проблему решенной и не обращал внимания на новую панику на юге своего государства.

В ноябре зверь внезапно перестал нападать на людей. Он куда-то исчез на четыре месяца. Это было странно, ведь осенью не предпринималось масштабных облав, и никто не заявлял об убийстве крупного волка. Зиму жители Жеводана провели в относительном спокойствии. С началом весны нападения возобновились. 2 марта 1767 года был загрызен маленький мальчик. Казалось, что чудовище где-то перезимовало, набралось свежих сил, и по весне разгулялось вовсю. В апреле волк бросался на людей 8 раз, а в мае — 19.

С началом лета местные жители самостоятельно стали проводить облавы. 19 июня в одной из них принял участие Жан Шастель, племянницу которого за две недели до того изувечил хищник. Правда, по словам других охотников, вёл себя Жан несколько странно. Он зарядил ружье пулей, которую сам отлил из серебра и освятил в церкви. Выйдя на опушку леса, Жан опустился на колени и начал громко читать принесенную с собой Библию. Внезапно из кустов прямо к нему направился огромный зверь. Он шел к коленопреклоненному охотнику, слегка помахивая длинным хвостом. Шастель поднял ружье и выстрелил в волка почти в упор. Тут же он перезарядил мушкет второй серебряной пулей и сделал контрольный выстрел. Жеводанское чудовище было убито.

Измерения показали, что этот зверь был меньше чем волк из Шазэ. От ушей до основания хвоста в нём насчитали 99 сантиметров. Размер страшной пасти, наводившей ужас на целый регион, равнялся 19-ти сантиметрам. На обычного волка свежеубитый зверь походил мало. Таких слишком длинных передних лап, вытянутого черепа и торчащих изогнутых клыков местные бывалые охотники никогда не видали. Зато серо-рыжая шкура с темными пятнами и темной полосой вдоль хребта была явной приметой жеводанского зверя. Кроме того, в его желудке обнаружились полупереваренные человеческие останки.

Труп людоеда несколько дней с почетом возили по окрестным деревням. Стояла жарка погода, и вскоре охотничий трофей стал явственно пованивать. Местный таксидермист спешно набил из него чучело, которое отправили в Версаль. Однако к прибытию в королевский дворец жеводанский зверь смердел так страшно, что Людовик еще издалека потребовал от него избавиться. Чучело зверя спешно сожгли. Из-за такого конфуза Жан Шастель не дождался королевской милости. Только благодарные местные жители собрали охотнику скромные 72 ливра.


Чудовище вида ужасного.

За три года, пока хищник орудовал в Лангедоке, он больше трехсот раз нападал на людей. От клыков зверя погибли 123 человека, 51 остался искалеченным. Летом 1767 года люди в Лангедоке перестали бояться чудовища. Вопросы, тем не менее, остались. Кем же было чудовище-людоед, три года наводившее ужас на несколько регионов? У современных ученых есть несколько версий. Одни полагают, что на людей нападали несколько волков. Одного из них убили еще осенью 1764 года, другого застрелил де Ботерн, третий попал в чью-то западню осенью 1766-го, а последнего уничтожил Шастель. Эта версия опровергается тем, что при осмотре трупа убитого Жаном зверя в его ноге были найдены дробины, выпущенные вслед зверю еще в самом начале его кровавой карьеры.

Другие историки считают, что жеводанским чудовищем мог быть какой-то экзотический зверь, сбежавший из бродячего зверинца. В качестве подозреваемых называются гиена, молодой лев, у которого еще не отросла грива и даже ягуар. В повадках каждого из этих животных есть отдельные черты, схожие с поведением жеводанского чудовища. Но ни один из этих жителей Африки или Азии не соответствует полностью описанию ужаса Лангедока.

Наконец, многие обращают внимание на загадочную семью Шастелей. Они жили на отшибе и не водили дружбы с местными крестьянами. Адриан, младший сын Жана побывал в плену у алжирских пиратов, несколько лет прожил в Африке, откуда вполне мог привезти домой какого-нибудь экзотического хищника. Правда, вряд ли это могло остаться тайной от соседей, пусть даже и дальних. Встречаются сведения, что у Жана имелась собственная свора необычайно крупных собак, с которыми он охотился только в одиночку. Возможно, он занимался скрещиванием собак с волками. Кто-то из получившихся волкособов вполне мог сбежать в лес и начать охотиться самостоятельно. Домашнее происхождение этого зверя объясняет то, что он не боялся людей, смело набрасывался на них и не попадался в хитрые ловушки. Понятным становится так же то, почему зверь, виляя хвостом, вышел из леса, услышав громкое чтение Жана Шастеля, — он просто узнал голос хозяина.

Согласной самой экзотической версии, Шастели сами натравливали собственное чудовище на людей. Дескать мизантропы-отшельники так ненавидели
Навигация (1/2): далее >
Сообщество: Взгляд в историю
70 1 3 0

Комментарии (1)

Это диаблеро.
Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Война: Ангелы vs Демоны
Началась война ангелов и демонов прямо на улицах...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play