3 окт в 03:09 Отрывной календарь : Октябрь
Грязник. Так в народном календаре
говорится про второй месяц осени.
Называют его еще и вечером года.
В это время природа начинает
потихоньку готовиться ко сну. Семь ликов погоды насчитали на
подворье октября наши предки.
Таким он остался и в наши дни. И
дождь, и солнце, и чистое голубое
небо, а то вдруг — низко нависшие
свинцовые тучи. Слово «октябрь» происходит от
латинского «октобер», что означает
«восьмой». В древнеримском
календаре он был восьмым по
счету. Нынешнее название месяца
пришло к нам из Византии.
Неспокойный, буйный, строптивый
нрав у октября. Правда, и дел у
него невпроворот, и везде и во
всемнадо успеть. Ведь именно в это
время происходит окончательное
расставание с летом, и к концу месяца уже должен быть готов
рапорт о готовности встретить
сорокаградусную зиму. В самом
деле, все многообразие
растительного и животного мира
необходимо без опозданияперевести на зимний
режим, иначе не сдобровать ему в
будущем. Вот поэтому и резок порой
характер у октября. Скажем, не
успей он вовремя сбросить листву у
деревьев — и это может
обернуться гибелью для них. Еще
сложнее обстоит дело с животным миром. У каждого его
представителя, от маленьких
козявок до великанов лосей, свой
норов, свои повадки, свои
требования. В эти предпоследние дни глухой
осени все живое спешит
выполнить осенний обряд.
Пожухли отмирающие на зиму
травы. А те, что не сдаются, словно
кипяточком ошпарил минувшей ночью нагрянувший заморозок.
Сбрасывают свой наряд
лиственные деревья. Быстро
блекнет под ногами листва. Не
увидишь в небе уже и бегущих
кучевых облаков. Все учла, все предусмотрела осень. В октябре почти исчезают
насекомые. Одни из них хоронятся
в лесную подстилку, забиваются
под кору деревьев, в щели. Другие,
отложив яйца, погибают. Подаются
в глубокие норы подводные обитатели. Спешат с отлетом
последние пернатые. Никакая сила
не в состоянии остановить их
грандиозного воздушного
шествия, во время которого
нередко погибает половина птиц… Ну, а нашим постоянно зимующим
старожилам (их несколько
десятков видов) предстоит стойко
преодолевать и ненастье, и
холода, а порой и бескормицу.
Впрочем, понятие «старожилы», пожалуй, относится не ко всем. Например, всем хорошо известная
серая ворона, неизменный
«штрих» зимнего пейзажа, далеко
не оседлая птица, как считают
многие. На зиму она незаметно для
нас откочевывает южнее, где более мягкий климат. А ее место тут ж е
занимают «сестры», которые
гнездятся севернее, а потому наши
места кажутся им чуть ли не югом.
Недаром жители Севера считают
ворону перелетной птицей, которая не рискует зимовать у себя
дома. Кроме того, к нам на зимовку
прибывают в гости такие хорошие
знакомцы, как снегири, щеглы,
чечетки, клесты. Бывает, что и
коренная таежница кедровка-
коричневая, птица в черных отметинах, величиной с галку,
спешит к нам в надежде на
желуди, которые заменят ей
неуродившийся кедровый
орешек. В октябре наблюдаются и сезонные
микропродвижения. Например,
старая знакомая, большая синица,
летом почти всегда покидает
населенные пункты и спешит на
гнездовье в глухие лесные массивы или старые запущенные
сады. А вот сейчас она, уже вместе с
потомством, возвращается к
жилью человека, надеясь на его
помощь в пору бескормицы.
Присмотритесь, к ак она бойко орудует во дворах и на балконах,
стучит по оконному стеклу, словно
говоря: «Что ж е вы меня не
встречаете?» И конечно же, эту славную
общительную птичку нуж но
подкормить, тем более что она
нетребовательна к пище. (Правда,
особенно уважает сало, но только
не соленое!) Напоминаем, что за зиму погибает до 80—90
процентов синиц, и причина тому
одна — голод. Подкормку синиц
следует начинать уже сейчас,
соблюдая при этом регулярность,
чтобы птицы привыкли к вам. Резко меняется в осеннее время и
питание родичей домашней
курицы — глухаря, тетерева,
рябчика. Тетерев все больше
переходит на сережки и почки
березы и ольхи. Кстати, среди косачей наблюдается порой
осеннее токование, когда они,
собравшись небольшими
стайками, начинают бормотать и
чуфыкать. Рябчик, обитатель лесных чащоб,
лакомится остатками ягод и плодов
деревьев и кустарников, хвоей
можжевельника. Глухарь, самый
крупный представитель
тетеревиных, довольствуется в основном хвоей сосны. Мыши, кроты, белки делают
больше, чем обычно, запасы
корма, готовясь к суровой зиме. У самого крупного нашего зверя,
лося, сейчас разгар свадебной
поры — гон, и с ним лучше
избегать встречи. Ну, а летом, когда
улягутся страсти, сбросят великаны
свои увесистые рога и станут робкими и пугливыми. Казалось
бы, в лесу должно быть множество
«потерянных» рогов, однако это
редкий трофей, и только потому,
что их целиком, без остатка,
сгрызают мыши. Голодное, трудное время наступает
для серых разбойников — волков.
Животноводство переходит на
стойловое содержание,
повзрослело потомство и у лесных
обитателей, вот и сложно стало с кормами. А ведь численность
волков за последнее десятилетие
значительно возросла на всей
европейской части СССР.
Соответственно возросла и
опасность заражения бешенством во время набегов серых хищников
на колхозные стада. Поэтому к
численности этих «санитаров»
надо относиться разумно. Октябрь — это и время посадок
леса, который начинается с
маленьких, щупленьких
саженцев, а затем встает сплошной
зеленой стеной на защ иту чистого
воздуха и здоровья. Красив, наряден лес. Щедра осень
на золотые краски, а приходится
вспомнить слова поэта о том, что
приближается довольно скучная
пора…
Дни стоят еще на диво погожие,
сухие. В полдень через облачные
гряды проглядывает солнышко,
разливая кроткое, прощальное
тепло. Шелестит бронзовая метель
листопада. Лист потек, посыпался, знать, пора приспела. Жесткий
заморозок за ночь совлек с кленов
летние доспехи, обильно устлав
ими дорожки и тропки. Листопад
избавляет деревья от водного
голодания (резко сокращается потребность в воде), с листьями
дерево сбрасывает и отложенные в
них вредные соли. Покатились деньки один другого
короче. Хмурая облачность не
пропускает солнечные лучи,
поглощая и отражая их. Но как
лучезарна улыбка погожего
полдня! Октябрь еще тешит и сухими, отменными деньками, и
яркой зеленью трав, и цветами-
хладолюбами. Раз в пять лет бабье лето
простирается далеко за свои
календарные границы. Затяжными
потеплениями, к примеру,
отличился октябрь 1949 года.
Тогда на широте Подмосковья по другому разу зацветали ягодники,
нередко слышались задорные
трели скворцов. Н езаурядным для
наших мест простоял октябрь 1966
года. Весь он был теплым, ярким; 5-
го числа температура днем поднималась до 23 градусов. По
уверению погодоведов, такое не
наблюдалось 90 лет. Первоосенье, подарив вам кроткую
улыбку солнца, затуманилось.
Скоротечное «бабье лето» не
дождалось нынче своего звездного
часа — осеннего равноденствия,
астрономической смены сезонов. Необычно рано выпал снег. На материк заспешили
охлаждающие землю циклоны, а с
ними — колючие, зябкие ветры. До
самого Причерноморья углубились
ночные заморозки. В считанные
дни на Русской равнине позолотилась, обагрилась листва
деревьев. «Лес, точно терем
расписной…». Эта яркая краса
смягчает грусть по уходящему
теплу. Природа словно приучает
нас к сиротеющей земле, к грядущему ненастью. Листопад и
печалит, и греет. Октябрь — коренной месяц осени,
ее вершина: за перевалом —
глухое предзимье. Отсюда и
неустойчивость атмосферы, семь
погод на дню: сеет, веет, крутит,
мутит, рвет, сверху льет и снизу метет. Вдоль и поперек Евразии
кочуют неспокойные ветры. Часто
холодные арктические массы
воздуха вторгаются далеко на юг, а
волны его с тропиков
докатываются до умеренных и даже северных широт. Октябрю предстоит снизить
среднесуточную температуру
воздуха в нашем крае до 4 —5
градусов выше нуля. А за Уралом,
в Сибири, осень шагает быстрее —
убыль тепла там вдвое больше. Верхоянск в эту пору уже
становится полюсом холода.
Среднесуточная температура
воздуха там минус 14, холоднее,
чем в московском январе. В двадцатилетие раз первая
половина октября-грязника
изумляет снегом. Такой-то
невидалью, например, обернулся
октябрь 1965 года. Тогда в ночь на
одиннадцатое спорый снег повалил столь решительно, что
сразу убелил все кругом. Толще,
чем на вершок, заволок поля и
перелески. На другой день
подморозило, подковало и уж
совсем было окреп зазимок (ртутный столбик на 7 градусов
упал ниже нуля). Но, как
правильно говорят: Первый снежок
не лежок. А были случаи, когда снег ложился
еще раньше. Фенологическая
хроника свидетельствует, что в
1894 году, например, снег улегся 2
октября. Обыкновенно же «белые
мухи», если и полетят в эту пору, то, полетав-покружившись
накоротке, потихоньку стают, даже
не опятнав ландшафт. Год на год не приходится. Всякое
перебывало за века. «Осень была
теплая, продолжительная, с
солнечными днями»,— радовался
летописец в 1380 году. «Осень
стояла долго. Волга замерзла в канун 24 декабря»,— сказано о
1452 годе. А редкой сухостью
удивила Европу осень 1634 года:
воды было так мало, что
остановились мельничные колеса. Однако несравнимо чаще октябрь
дерзал дождями, буйствовал
половодьем. «Вся осень дож
дливая,— читаем о 1143 годе.—
Была очень большая вода в
Волхове, и всюду сено и дрова разнесло». Природе словно нравится
заигрывать с календарем. Не далее
к ак в октябре 1981 года осень
отступила на месяц назад. В
Подмосковье столбики
термометров поднимались к отметке 20 градусов, а в некоторых
других местах Русской равнины —
еще выше. Даже по соседству с
Арктикой, в Архангельской
области, тепло пробудило цветы
сирени. Летними температурами удивила
нас середина октября 1983 года. Да
и год спустя осень удерживала
тепло до самого заката багряного
листопада. Любопытно, что тогда
сентябрь оказался теплее августа. Случалось, что и октябрь тоже
выдавался ярче предшественника:
в 1907 году сиял солнцем 172 часа
(при «норме» 75). А в октябре 1922
года в общем зачете солнечного
сияния набралось всего 20 часов. «Хмурень» — не случайно все-таки
называли этот месяц в старину.
Преемник сентября бедней
осадками, но выдает он их в
полтора-два раза дольше: не льет,
а сеет. Самым ненастным, самым мокрым
за последние сто лет оказался этот
месяц в 1952 году. В Москве тогда
выпало 143 миллиметра осадков
— почти три месячные нормы. Во
многих районах Русской равнины реки вышли из берегов.
Обширные угодья были залиты
водой. Беда — осенняя распутица. Дожди
и туманы охлаж дают атмосферу, и
тут как тут — «седой зимы угрозы». Октябрь крайне редко обходится
без пороши. «4 октября выпал
большой снег, более одной пяди, и
лежал пять дней»,— отметил
новгородский летописец в 1555
году. «Снег выпал 1 октября,— записано в 1729 году.— Большие
снежные заносы препятствовали
вывозу леса». Прямо-таки по-зимнему
закружило, замело в середине
октября 1971 года. В Москве высота
снежного покрова достигла 20
сантиметров. Подобную вылазку
зима сделала и в 1973 году. Но еще вероломней оказались ее проказы
в октябре 1976 года. Уже в первой
декаде выпал снег. В середине
месяца морозы усилились до 10—
15 градусов.
Сообщество: Отрывной календарь
Канал: Экология
38 0 2 0

Комментарии (0)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Лорды
Захватывай земли и расширяй свои владения! Исслед...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play