11 ноя в 13:00 (OFF) Rudensk (G) :

В чем неправ Трилон Маск: деревья не спасут планету от глобального потепления (большой эко материал)

На Западе набирает обороты очередная инициатива по массовой посадке деревьев — TeamTrees. К ней присоединился даже Илон Маск, сменив свое имя в твиттере на Трилон Маск. Считается, что массовые посадки помогут в борьбе с глобальным потеплением. Как мы покажем ниже, на самом деле, все может быть ровно наоборот.

На первый взгляд, инициатива по посадке деревьев выглядит логично. Пресса чуть ли не каждый день сообщает: площадь лесов на планете сокращается, деревьев вырубают в разы больше, чем сажают.

В то же время ясно, что они нужны для выработки кислорода. Вопреки распространенному заблуждению, море уже давно не главный источник кислорода: живущие там организмы имеют слишком ничтожную биомассу. На деревья приходится почти 400 миллиардов тонн всего углерода в живых организмах Земли, а на всех морских обитателей — лишь шесть миллиардов тонн. Деревья явно важнее для биосферы и атмосферы: то есть спасать их, сажая миллионы новых, — хорошая идея.

Однако, если какая-то идея кажется хорошей, иногда стоит подумать о ней чуть глубже. Быть может, все не так однозначно, как казалось сперва.

Сколько деревьев нужно посадить, чтобы что-то изменить?

Начнем с основ: проект TeamTrees планирует посадить 20 миллионов деревьев, а Илон Маск выделил средства на миллион. А сколько деревьев всего существует на планете? Хватит ли миллиона или 20 миллионов, чтобы действительно помочь природе?

Как ни странно, никто на самом деле не знает, сколько же деревьев на Земле. Как пишут именитые исследователи в статье в Nature от 2015 года: «деревья играют ключевую роль в нашем понимании земной биосферы» — но сколько их в этой биосфере, не очень понятно.

Интересно, что эта научная работа выросла из истории, сходной с Трилоном Маском и зеленой инициативой TeamTrees. У Томаса Кроутера, первого автора статьи 2015 года, был друг — экоактивист. Тот был членом группы, которая хотела посадить целый миллиард деревьев. Заметьте: не 20 миллионов, как TeamTrees, а целый миллиард. Одна беда: они сначала сформулировали цель, а уже потом задумались. Как отмечает Кроутер: «Они не знали, что даст посадка миллиарда деревьев. Увеличит ли она их количество в мире на 1%? Или на 50%? Они даже не знали, возможно ли вообще разместить один миллиард деревьев на Земле».

Зная, что Кроутер — ученый, его друг спросил: сколько же деревьев на планете? Увы, ученый не смог сходу ответить на вопрос. Те научные работы, что он нашел на эту тему, выглядели чистым теоретизированием, без попытки достаточно полных полевых измерений. Наименее теоретическая оценка была сделана по грубой прикидке на основе спутниковых снимков. Увы, разрешение у них такое, что отдельное дерево там не увидеть, но это лучше, чем ничего. Оценка говорила: на планете 400 миллиардов деревьев, по 60 на человека.

Выходило, миллиард деревьев не то что ничего не изменит, но и вообще будет где-то на грани ошибки измерений. Чтобы точно выяснить, в самом ли деле экоинициатива друга так безнадежна, Кроутер со товарищи сел и посчитал сам. Для этого они взяли данные по плотности отдельных участков леса (суммировали измерения по 400 тысяч исследованных участков) и умножили их на общую площадь лесов такой плотности, рассчитанную по спутниковым фото.

И тут оказалось, что лучше бы друг не спрашивал Кроутера вовсе. Проделанная им работа показала: на планете более трех триллионов деревьев, четыре сотни на человека. Причем Кроутер и Ко признают, что их оценка запросто может быть сильно заниженной. Нормальные полевые данные они нашли только по Северной Америке да Европе, где, честно сказать, леса куда менее плотные, чем в тропиках. Другая научная работа в одной Амазонии насчитала 290 миллиардов деревьев. Очень может быть, что из-за большей плотности леса в тропиках деревьев на планете сильно за три триллиона.

Что такое на этом фоне миллиард новых деревьев той ныне уже крепко забытой экоинициативы? Примерно 0,033%. А что значит, 20 миллионов деревьев от новомодного проекта TeamTrees? Все верно: одна стопятидесятитысячная. Миллион деревьев, на которые выделил деньги Трилон Маск, — всего одна трехмиллионная от общего числа деревьев на планете.

Та же работа в Nature сообщает: каждый год в мире прибавляется пять миллиардов деревьев. То есть очень громкая разрекламированная экологическая акция планирует сделать 1/250 того, что и так делается каждый год. Только те, кто сажают основную массу этих миллиардов, не пиарятся в твиттере и на ютьюбе. Зачастую это компании, занимающиеся вырубками, которых закон многих стран обязывает компенсировать срубленное новыми посадками. Вывод: не все те спасители планеты, кто об этом громко вещает.

История хороша тем, что немало прочищает мозги. В школе нам говорили, что наука уже хорошо изучила Землю. В жизни оказывается, что наука считает, что деревьев то ли 400 миллиардов, то ли три триллиона, то ли много больше, но сколько — неизвестно, ибо за пределами развитых стран нормальные полевые исследования не особо много где ведутся. Может, стоит задуматься и над остальными «общеизвестными истинами» в отношении деревьев? Нет ли там такого же гадания и не отличается ли реальная картина от той, которую нам сообщают СМИ?

Насколько быстро исчезают леса
Медиа сообщают, что леса стремительно сокращаются. То же самое рассказывает Межправительственная группа экспертов по изменению климата. Она тоже призывают остановить исчезновение лесов. Но с какой конкретно скоростью они исчезают?

ООН в 2005 году сообщала, что теряется 130 тысяч квадратных километров в год. В 2016 году: что только 33 тысячи квадратных километров леса в год. Очевидно, в какой-то раз в организации были неправы, но в какой? Есть ли независимые данные?

Есть. Global Forest Watch, программа слежения за лесами Института мировых ресурсов из Вашингтона, говорит, что в 2016 году было потеряно 290 тысяч квадратных километров леса (две Вологодские области). Разнобой все сильнее.

Похоже, настало время прекратить доверять цифрам организаций, не публикующих методику своих подсчетов в рецензируемых научных журналах, и обратиться к серьезным научным статьям по теме. Что говорят они, с какой же скоростью уничтожаются леса?

В 2018 году в Nature вышла статья, где изменения площади лесов впервые посчитали на основе спутниковых снимков сразу за десятки лет, а не за считаные годы, как ранее. По ним вышло, что в 1982-2016 годах лесов стало больше на 2,24 миллиона квадратных километров — то есть их площадь росла на 64 тысячи квадратных километров в год. Прирост наблюдается в субарктической (тайга, в том числе российская), субтропической и умеренной (включая Россию) зонах. Тропический лес, напротив, слегка сократился, в основном за счет активных вырубок в Бразилии.

Предшествующие работы часто основывались на кадастровых сведениях различных стран о том, какая территория была лесом и какая была вырублена. Кадастры составляются людьми, которые не всегда работают быстро или тщательно. Им зачастую лень быстро вносить в список лесов зарастающую деревьями территорию. Тем более что сегодня ты ее внес в категорию «леса», а уже завтра надо будет назначить туда лесничих и следить за отсутствием незаконных вырубок и прочего. Чиновники — тоже люди, и при фиксированной оплате они, естественно, стараются поменьше работать.

Спутниковые снимки не ленятся: они фиксируют объективную реальность. Но если использовать спутниковые снимки только за несколько лет, как Global Forest Watch, то на них будут видны только свежие вырубки, но не будет видно территорий, которые за эти годы заросли деревьями: ведь по классификациям деревьями считают только объекты выше пяти метров, а за считаные годы (и даже за десяток лет) не все нововыросшие деревья достигнут такой высоты. Поскольку работа 2018 года использовала снимки сразу за 35 лет, то зафиксировала не только вырубки, но и их последующее зарастание деревьями, что и позволило наблюдать реальную картину.

Мы уже писали о том, почему леса — как и земная растительность вообще — расширяются. Кратко напомним, что главная причина этого — быстрый рост концентрации СО2 в атмосфере за последние десятилетия. Пожары, несомненно, могут замедлить этот процесс, но лишь замедлить. Пожары начались 420 миллионов лет назад, сразу после выхода растений на сушу, и за это время растения неплохо приспособились к угрозе огня. Они несут от него потери лишь на тысячи квадратных километров в год, что намного меньше ежегодного прироста.

Интересно, что мировые медиа поразительно иммунны к научной картине мира. Статья в Nature говорит, что леса разрастаются на 2,5 Тульские области в год? Это неважно: в СМИ по-прежнему трубят о гибели лесов, в Википедии творится ровно то же самое. «Новости ООН» дошли до того, что леса на их страницах «исчезают» со скоростью 70 тысяч квадратных километров в год — хотя в специальных публикациях органов ООН они «исчезают» только на 33 тысячи квадратных километров в год. Как это сочетается между собой? Точно так же, как с наблюдаемым из космоса разрастанием лесов: никак.

Впрочем, не будем придираться к мировым СМИ: лучше взглянем в зеркало. Россия в 1982-2016 годах прибавила 790 тысяч квадратных километров лесов, гораздо больше, чем любая другая страна, включая неистово сажающий деревья Китай. Много ли вы об этом слышали в российской прессе? Рискнем предположить, что примерно ноль раз. Наука? Факты? Забудьте. Новость должна иметь хороший кликабельный заголовок. Например (все заголовки реальные): «Сибирские леса гибнут. На лесопилках русские дерутся с китайцами». Или: «Догорают наши леса». На худой конец просто: «В России гибнут леса».

Деревья: лучшие и самые скрытные манипуляторы на планете

Вплоть до недавних пор многие невинные вопросы относительно деревьев не имели точных ответов. Ученые недавно выяснили не только число деревьев, но и тот факт, что они наступают на окружающий мир, а не отступают перед ним. Еще десяток-другой лет назад не было и понимания того, насколько деревья, на самом деле, хорошо организованы и как глубоко управляют окружающим миром.

Многие привычные нам с детства деревья, включая березы, дубы и сосны, непосредственно контактируют между собой корнями. Контакты поддерживаются не просто так: через них деревья обмениваются водой и питательными веществами. Часто они связаны в крупные сети, по которым вещества передаются в стороны от исходного дерева на десятки метров.

Это имеет смысл: в небольшой впадине может быть избыток влаги, на прогалине рядом — ее дефицит, да и азот с фосфором в почве часто распределены неравномерно. В такой ситуации одному растению рационально поделиться с другим, тем более что со временем сосед может ответить такой же услугой. Часто кооперация идет даже между деревьями разных видов, растущих поблизости.

Масштаб этого «лесного коммунизма» крайне широк. Молодые деревья на дне лесного океана получают немного света и сами по себе постоянно гибли бы от нехватки питательных веществ. Получая синтезированные взрослыми деревьями сахара (через контакты корневых систем), они могут жить и дорасти до взрослого состояния — после чего сами начнут подкармливать молодняк.

У деревьев есть и аналог «пенсионного обеспечения»: многие пни давно срубленных деревьев в стабильных лесах могут годами оставаться живыми (или даже пускать новые побеги). Пни не имеют листьев, сами по себе они бы быстро умерли. Только за счет того, что окружающие деревья подкармливают сахарами своего давнего знакомца, этого не происходит.

«Корневая сеть» служит не только для обмена едой. По ней идет обмен химическими (в том числе при посредничестве растительных гормонов) и даже электрическими сигналами. Да, вы не ослышались: электрическими сигналами — так же, как в нервной системе животных (хотя напряжение и частота электрических импульсов, конечно, у деревьев несколько отличаются).

Кстати, в корневых системах
Навигация (1/3): далее >
Канал: Экология
60 0 1 2

Комментарии (1)

Интересный подход, раньше не встречал подобного.
Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Марс
После ошеломляющей новости о находке воды на Марсе...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play