2 ноя в 13:40 (ON) Rudensk (G) :

Традиция НАТО давать самолётам вероятного противника прозвища нашла своё продолжение в новой кличке

Традиция НАТО давать самолётам вероятного противника прозвища нашла своё продолжение в новой кличке для нашего современного истребителя Су-57 — Felon.

До того для обозначения программы ПАК ФА военные НАТО использовали кодовое слово Frazor, но в связи с запуском Су-57 в серию его решили сменить. Теперь вместе с Flanker и Fulcrum (семейство Су-27 и семейство МиГ-29 соответственно) у нас появляется и Felon. В отличии от Frazor, Felon имеет чёткую расшифровку. Это человек, совершивший серьёзное уголовное преступление. Точно подходящего слова в нашем языке нет, самый близкий по смыслу перевод — преступник.

Общественность сразу же усмотрела в этом враждебный заговор. Якобы специально наш новейший самолёт «обозвали» таким нехорошим словом. Но стоит ли искать смысл в этих кодовых обозначениях? Чтобы дать ответ, стоит понять — зачем они вообще были придуманы?

В боевой ситуации важны скорость и чёткость передачи информации. Затягивание или ошибка — критичны. В воздушном бою проговаривать сложные названия самолётов противника крайне неудобно. Кроме того, не всегда эти названия известны. Это стало ясно американским военным ещё в ходе ВМВ, когда самолётам противника присваивали имена: А6М — «Зик», А5М — «Клод» и так далее. После войны решили применить схожую систему и к авиации с ракетами вероятного противника — самолётам СССР и Китая.

Прозвище выбиралось случайным образом из слов, соответствующих критериям. На F начинались «клички» истребителей, В — для бомбардировщиков, Н — вертолёты. Аналогично и для ракет: на А начинаются ракеты «воздух-воздух», S — «земля-земля» и так далее. Следующее требование — редкость употребления в переговорах. Например, слово Fire («огонь») отлично бы подошло для прозвища истребителя, но тогда будет неясно, то ли пилот заметил противника, то ли самолёт у него загорелся. А вот слово Fitter («монтёр», обозначение Су-7) в воздушном бою точно просто так не произнесут. И наконец, последнее требование — краткость слова. Желательно из двух слогов, идеально — из одного. Потому тот же Flugergehaimer явно на обозначения истребителя не пойдёт.

Обозначения специальным советом при НАТО выбираются случайно. Именно случайностью объясняются иногда совсем странные названия. Но у нас распространена попытка найти смысл в этих кличках. Иногда это просто. Ми-24 Hind — грациозен как лань, Ту-95 Bear — грозен как медведь. Но получается это не всегда. Почему МиГ-29 — Fulcrum («ось»)? Даже с развитой фантазией не придумать. А уж как связаны МиГ-21 и Fishbed («окаменелый слой, богатый останками рыб») или Су-25 и Frogfoot («лягушачья лапка»)? Смысла нет — вот только его и не должно быть.

Точно так же и с Су-57. Felon — случайно выбранное слово, подходящее под все критерии. Искать тут какой-то смысл бесполезно. Остаётся надеяться, что обозначение не станет популярным, — если те же Flanker, Fulcrum или Backfire хорошо знают, то, например, современное обозначение Су-34 (Fullback) как-то не прижилось. Ну или смириться с грозным прозвищем «Преступник».
Канал: Авиация
140 0 9 2

Комментарии (4)

Сами называют,сами боятся-всё правильно.
-1
Уголовник патаму шта угловатый.
Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Война: Ангелы vs Демоны
Началась война ангелов и демонов прямо на улицах...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play